• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как поступить на PhD: мой опыт


В этом году шестеро студентов и выпускников программы «Магистр экономики» (MAE) РЭШ  поступили на программы PhD в ведущие зарубежные университеты. О том, как рождается мысль о поступлении на PhD, нюансах подготовки, алгоритме подачи документов и ожиданиях от учебы мы поговорили с выпускником MAE’2023 Василием Бондаревым.

Расскажите из какого вуза вы пришли в РЭШ, как выбирали магистратуру и программу, куда поступали на PhD и какие предложения по поступлению у вас были.

− Я родился в городе Омске. После окончания средней школы поступил в МГУ им. Ломоносова в Институт стран Азии и Африки. Там я изучал в основном арабский и французский языки, историю, культуру и экономику арабских стран, при этом экономика там носила больше географический характер.

Идея поступать в РЭШ появилась на третьем курсе, когда я немного разочаровался в дипломатической работе, журналистике и во всём, что с этим связано. Наш преподаватель информатики закончил РЭШ (прим. − речь о Михаиле Видясове). От него я и мой однокурсник узнали о Школе, и у нас появилась идея поступать сюда.

Однако, у нас на курсе практически не было математики, а если и была, то мы не очень сильно ей занимались. Соответственно, мы поняли, что для поступления в РЭШ, нужно подготовиться. Позанимались, поступили на программу MAE и довольно успешно отучились.

То есть, чтобы поступить на MAE с гуманитарным образованием, вы где-то год−полтора готовились?

− Примерно так. Наверное, зимой на третьем курсе мы начали думать про это, узнавать, что нужно для сдачи экзамена. Где-то год мы занимались математикой самостоятельно. 

Как вы готовились? Просто изучали лекции, которые есть на сайте РЭШ, слушали, разбирали и решали варианты прошлых лет?

− Да, лично я читал учебники, смотрел физтеховские курсы, изучал курсы РЭШ, которые есть на Ютубе, ну и порешал варианты прошлых лет.

А почему выбор пал на MAE? И как появились мысли про PhD?

− Я рассматривал MAE как фундаментальную программу, из которой можно пойти в разные направления. Когда я только начинал учиться в РЭШ (наверное, первые модули первого курса), я размышлял о том, чем бы я хотел заниматься. Сначала я думал про консалтинг, но эта мысль быстро отошла на задний план. Дальше я думал, что, возможно, мне захочется заниматься чем-то связанным с data science. Эта мысль не покидала меня весь первый и второй модуль, а потом, где-то в середине третьего модуля я встретился с профессором Хосни Зоаби. Он предложил мне стать его научным ассистентом (прим. − research assistant). Мы начали работать вместе (и до сих пор, на самом деле, работаем). И как-то в ходе разговоров с ним, а впоследствии и в ходе разговоров с Сергеем Измалковым (прим. − профессор РЭШ, директор программы MAE), я понял, что, возможно, именно в науке я найду себе применение. К концу первого курса у меня уже сформировалось устойчивое мнение о том, чем мне хочется заниматься, и тогда я решил поступать на PhD.

Василий, скажите, какие факторы способствовали такому выбору? Как это происходит? Вы, получается, хорошо учились? Это же необходимо для поступления на PhD.

− Пока я не думал про PhD, я учился просто для себя. Я не гнался за оценками. Они были неплохие, но и не такие, какими, наверное, могли бы быть, если бы я изначально подходил к этому вопросу с мыслью о поступлении на PhD. Только в четвертом модуле я стал больше внимания уделять этому.

Про то, что формирует желание поступать на PhD. В первую очередь это, конечно, профессора. Ты смотришь на них, наблюдаешь, как они занимаются исследованиями, видишь, как у них горят глаза и как им нравится то, что они делают. Плюс они рассказывают про это так, что людям становится интересно. И, конечно, ребята. Собственно, все окружение в целом, вся среда формируют желание пойти в науку.

Но в РЭШ есть и другая среда. Я общаюсь с ребятами, которые уже поступили на PhD, и с теми, кто не захотел поступать на PhD. Есть группа ребят, которые идут в индустрию. Если ты общаешься преимущественно с ними, то становишься более ориентированным на карьеру в индустрии. Мне кажется, на MAE есть 3 основные группы: кто-то больше склонен к консалтингу, кто-то ‒ к data science, а кто-то ‒ к PhD.  

В РЭШ еще есть PhD Club. Он чем-то помог Вам?

− PhD Club объединяет ребят, которые хотят поступать, в том числе молодых людей с Совместного бакалавриата, а также тех, кто уже поступил недавно или достаточно давно. Они организуют встречи, на которых рассказывают основные моменты про PhD. Там также можно спросить совета и получить ответы на такие вопросы, на которые не очень просто найти ответ, попросить ребят поделиться опытом и так далее. Для некоторых это может стать хорошим подспорьем в подготовке. 

У меня есть знакомые ребята, которые уже учатся на PhD, и я мог спросить у них напрямую. Чаще всего я так и делал, потому что мне так было проще. В основном это ребята, которые поступали в прошлом году. Например, Дима Уренцов (MAE’2021). Он был у меня семинаристом на нескольких курсах и очень много с чем мне помог.

Расскажите, как вы выбирали вузы и программы? Кто вам помог определиться?

− PhD-координатором в РЭШ является профессор Озгур Эврен. И, насколько я понимаю, процедура распределения вузов между студентами РЭШ происходит следующим образом: исходя из рейтинга студента (в первую очередь учитывается средний балл), Озгур рекомендует подавать документы в те или иные университеты.

Например, мне он отправил рейтинг университетов и рекомендовал подаваться в вузы, занимающие с 8 по 20 место. То есть сначала ты подаешься во многие университеты, а потом уже выбираешь между теми, кто тебе сделал предложение. При этом, тебе может сделать оффер университет из ТОП-10 и может его не сделать университет из ТОП -20. Это такой нелинейный процесс получается.

Интересно, а сколько заявок отправили вы?

− Около 20, наверное.

А от каких вузов были получены офферы?

− Мне пришел оффер из Penn State (прим. − Университет штата Пенсильвания). Потом пришел оффер из Университета Мичиган, куда я, собственно, и поступил. И еще меня взяли в Университет Висконсин-Мэдисон, но туда я решил не идти.

Интересно, а как все-таки выбрать из таких хороших вузов. Это такая непростая задача, как вы ее решали?

− Дело было так. У многих университетов США срок принятия решения − это 15 апреля. До этой даты университеты должны выслать уже последние офферы, либо отказы, и к вечеру 15 апреля они, как правило, ждут решения от студентов. Но не все университеты до конца следуют этому правилу.

Приглашение из Висконсина мне пришло только вечером пятнадцатого числа. Получилось так, что дедлайн у Мичигана по принятию решения был 17 апреля, и в Висконсин мне тоже его продлили до 17 апреля. При этом они стали предлагать мне более привлекательные условия.

Я поговорил с преподавателем из Висконсина, а затем и с преподавателем из Мичигана. Обсудил ситуацию с Сергеем Измалковым и в итоге решил, что все-таки программа по экономике Мичигана, наверное, будет лучше для меня в перспективе.

А кроме условий финансирования и рейтинга университета, какие еще факторы влияют на выбор? Что еще для вас имело значение?  

− Конечно, для некоторых очень важен фактор того, на чем специализируется университет в исследованиях. Вот, например, Penn State очень силен в теории. То есть, если выбрать, например, теорию микроэкономики, то в этой области он будет где-то в самом начале рейтинга. И некоторые ребята вообще не рассматривали, например, вузы по типу университета Мичигана, потому что здесь не особо занимаются микро. Они рассматривали те университеты, которые больше направлены на теорию.

Мне кажется, то, на чем специализируется университет, имеет большую роль. Но существует и такой фактор, как изменчивость интересов. Думая об этом, я решил, что Мичиган будет лучше для меня, потому что там просто чуть больше возможностей и это мне больше подходит.

То есть в некотором смысле это более гибкое для вас решение?

− Наверное, в Мичигане не столь много преподавателей по теории. Тем не менее у вас всегда есть возможность ходить на курсы других департаментов. В целом нет ограничений в том, что ты можешь изучать, поступив на PhD. Мне рассказывали ребята, что кто-то ходит на музыку, кто-то занимается языками и так далее. То есть можно, помимо обязательных курсов своего департамента, выбирать много дополнительных курсов с других департаментов.

Возвращаясь к вопросу о том, как идет подготовка к подаче документов. Сейчас абитуриентов интересует, насколько это сложно вообще. Судя по результатам поступления на PhD в этом году, ясно, что российских студентов продолжают брать и что какой-то дискриминации нет, но есть логистические сложности, связанные со сдачей экзаменов. Можете рассказать поподробнее про подготовку всех документов, сдачу экзаменов и прочее?

− Я, наверное, начну немного издалека. Летом я пошел на стажировку в Международную лабораторию теории игр и принятия решений при питерской Вышке. Там я еще пообщался с людьми и уже до конца сформировал свое желание поступать на PhD. Это был уже июль, и я задумывался о том, что, если хочу поступать, надо сдавать экзамены − GRE General и TOEFL, что сделать в России было уже невозможно, так как тестирующие центры были закрыты. Платить за экзамены российскими картами также было невозможно. Поэтому в начале сентября я поехал в Беларусь и сделал там себе карточку (также я знаю, что карты делают в Армении и в Казахстане). Тогда же я оплатил экзамены GRE General и TOEFL. Сдавал я их в Армении 13 и 17 сентября 2022 года.

Что касается результатов, то по TOEFL желательно набирать больше, чем 105 из 120 баллов общей суммой. Это такая отсечка во многих университетах. Еще в некоторых университетах есть отсечки по разговорной части и по письменной части TOEFL ‒ где-то 26 баллов. Но это уже скорее просто говорит о том, что если ты столько не набрал, то придется позаниматься английским дополнительно в университете.

Что касается GRE, математика там прямо базовая. Я бы даже сказал, школьная. Здесь негласно университеты ожидают, что поступающие на PhD наберут максимум ‒ 169 или 170 из 170 баллов. На экзамене всего 40 заданий, время на выполнение ограничено. Английская составляющая GRE в основном проверяет знание сложных слов и их употребление в предложении. Здесь необходимо набрать, наверное, 155 баллов минимум (прим. − с 22 сентября 2023 года формат GRE меняется, о чем можно почитать здесь).

Я сдал экзамены, получил результаты и, собственно, подача на этом заканчивается. В части университетов подача заканчивается уже 1 декабря, в другой части ‒ 15 декабря. Еще есть несколько университетов, в которых этот процесс заканчивается где-то в начале января.

Что нужно для подачи. Помимо экзаменов, нужно попросить в дирекции программы транскрипт с оценками РЭШ на английском языке, чтобы отправить его в выбранный вуз. Также, когда отправляешь заявку в университет, нужно заполнить анкету. Анкеты достаточно большие, и на каждую уходит порядка двух часов. То есть это такой непростой процесс, если в 20 университетов подавать. В общем, на это я потратил довольно много времени.

Анкеты разные или можно заполнить одну и уже потом как-то ее видоизменять?

− Структура анкет достаточно похожая, но у каждого университета есть свой сайт, и приходится заполнять каждый раз по-новому. Нужно внести какие-то общие сведения о себе, некоторые университеты просят информацию о курсах, которые ты проходил, и так далее.

Еще университеты требуют так называемый statement of purpose. Наверное, это можно перевести как «мотивационное письмо», то есть почему ты хочешь этим заниматься, и почему должны взять именно тебя. С его написанием мне очень помог Сергей Измалков. Я изначально не очень правильно его писал, исправлял, наверное, 5 или 6 раз практически с нуля. Что это из себя представляет. Это такой текст примерно на 1000 слов, который вкратце рассказывает о тебе, твоем пути к PhD и о том, почему ты хочешь этим заниматься. Весомой его составляющей является описание твоих научных работ и исследований. При этом важно отметить, чем они интересны. К написанию этого документа стоит подойти посерьезней. Он не должен быть сильно скучным. Во многие университеты отправляют по 500 заявок, и твоя заявка должна кого-то зацепить, хотя, иногда кажется, что это может быть и просто случайность.

В РЭШ есть Центр письменной и устной коммуникации. Туда вы обращались?

− Да, туда я обращался и получил помощь. У меня была консультация с директором Центра и носителем языка Кейт Коппи, на которой она дала общие советы по поводу написания: рассказала мне про стилистику, какие слова не стоит писать, как строить предложения и так далее. По поводу содержания я больше советовался с Сергеем Измалковым, так как он из научной сферы и понимает, как это все работает.

Что еще необходимо для подачи документов?

− Еще нужны рекомендательные письма. Обычно требуется три таких письма, в некоторых европейских вузах два. Мне писали рекомендательные письма Сергей Измалков, Хосни Зоаби и Рубен Ениколопов. Преподаватели просто так не пишут рекомендательные письма, они должны видеть твой научно-исследовательский потенциал. Чаще всего в РЭШ это работает так: одно письмо от научного руководителя по диплому и два письма от тех, у кого ты работал ассистентом исследований (RA) или на чьих курсах ты делал проекты, причем делал это хорошо.

Также некоторые университеты просят так называемое personal letter. В нем ты можешь рассказать больше о себе. Например, что у тебя была сложная ситуация, ты из маленького города, или что у тебя в семье ты первый, кто хочет получить высшее образование и степень PhD (почему-то в Америке это особенно важно). На самом деле каждый университет пишет, что он ожидает увидеть в том или ином письме.

Вот, собственно, нужны эти письма, нужны экзамены, транскрипты оценок с бакалавриата и из РЭШ. Это все, что нужно. И вам снова понадобится карточка, которой можно платить за границей, потому что каждая заявка в университет стоит в среднем около 100 -150 долларов. В РЭШ есть Фонд Анны Дворниковой и Ильи Стребулаева, который помогает покрыть эти расходы. Я, например, потратил на подачу заявок около 3000 долларов, и примерно треть этих расходов мне компенсировал фонд.

Еще нужно результаты экзаменов отправить в университет через сайты самих экзаменов. Это тоже стоит денег ‒ порядка 20-30 долларов за каждый экзамен. Дальше ждешь результаты. Они начинают приходить где-то с конца января и прямо до 15 апреля, до последней даты.

Вот вы сейчас поедете на PhD, а что дальше, уже есть какой-то план или видение будущего? 

− В каком направлении конкретно буду двигаться, пока не уверен. Мне много чего нравится в экономике. Больше всего, наверное, нравится что-то связанное с прикладной теорией, с тем, как можно использовать математику в каких-то областях экономики, в которых она еще не была применена пока в полной мере. Пока что так.

А вы можете пожелать что-то будущим абитуриентам? Может быть, дадите какие-то советы?

− Нужно понимать, что MAE − это программа, которая закладывает хорошую базу экономики и которая может помочь людям вообще из любой сферы в понимании этой науки. Она закладывает хорошую базу для дальнейшей научной карьеры в экономике. Также она дает хорошую техническую базу. Еще на этапе поступления в РЭШ стоит задуматься о том, чем больше хочется заниматься. Например, другая магистерская программа РЭШ «Финансы, инвестиции, банки» (MAF) является более прикладной программой по финансам. Обе программы хорошие, но они чуть-чуть о разном. Чтобы понять, что вам больше подходит, желательно посмотреть на то, какие есть курсы и там, и там. Это все можно сделать на сайте РЭШ. 

Программа MAE − это, наверное, единственное или практически единственное место в России, которое позволяет перейти в экономическую науку из любой области. Если хочется заниматься наукой, то нужно идти на MAE. Кроме того, здесь можно найти и много чего еще. Я вот вижу, что в следующем году появятся новые интересные курсы. На самом деле я хотел бы сходить на некоторые их них, например, на «Экономику сетей», «Мэтчинг и дизайн рынков» и «Алгоритмическую теорию игр». 

Спасибо за то, что поделились своим опытом, и удачи Вам!

 

Узнать более подробно о поступлении в магистратуру РЭШ можно здесь.

 

6482 человек прочитали эту новость, 36 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?