Выпускница РЭШ Ия Малахова:

Выпускница РЭШ Ия Малахова: "Диплом Школы - сигнал для работодателей"

Ия Малахова закончила РЭШ в 2006 году (MAE'2006), но по-прежнему продолжает приезжать в Школу уже как эксперт и работодатель. С 2008-го Малахова работает в Сбербанке России, последние 2 года - в качестве Старшего управляющего директора Казначейства. В этом году возможность пообщаться с Ией получат не только студенты, но и абитуриенты РЭШ, которые приедут 11 февраля на День открытых дверей. Подробнее о нашей выпускнице - в ее собственном рассказе.


“Мы сами знаем, что она (задача) не имеет решения.
Мы хотим знать, как ее решать.”
Понедельник начинается в субботу,
А. и Б. Стругацкие

Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в РЭШ?

Когда я закончила мехмат МГУ в 1998 году, у меня не было понимания того, что такое экономика и как она функционирует. Мне пришлось работать с первого курса и так как в СУНЦ МГУ меня научили неплохо программировать, то естественным выбором была работа в IT. Однако мне довольно быстро стало скучно, все-таки после 8 лет в IT задачи казались уже однообразными и довольно просто решаемыми, я задумалась о чем-то более интересном, об области, которая потребует применения аналитических навыков и нестандартных подходов. К тому времени я уже многое слышала про РЭШ - многие мои знакомые с мехмата, которых я уважала, решили учиться именно там.

Конечно, были сомнения, тем более, что у меня был маленький ребенок и помимо всего прочего пришлось учить английский язык для поступления в РЭШ. Сейчас я очень рада, что приняла такое решение, и, несмотря на все сложности, это были одни из лучших лет в моей жизни.

 

Что дало Вам обучение в РЭШ?

Во-первых, конечно, обучение в РЭШ заложило очень хорошую базу для дальнейшего изучения и понимания различных областей экономики.

Во-вторых, РЭШ хорошо развивает умение применять изученные концепции к реальному миру и навыки решения задач в условиях неопределенности. Практически любая реальная задача требует доработки теоретических концепций, либо доопределения недостающих параметров, то есть, что называется “решить в лоб” можно довольно малое число задач. Кроме того, мы сталкиваемся с ситуациями, когда задача с точки зрения теории не имеет решения вообще, либо не имеет готового решения. Но для дальнейшего развития бизнеса решать такие задачи тем не менее необходимо. И здесь начинается творческий процесс. Поэтому мне так нравится приведенный выше эпиграф из книги Стругацких - “Мы сами знаем, что она (задача) не имеет решения.  Мы хотим знать, как ее решать.” Это собственно и есть то, чем РЭШевцы занимаются, например, в Сбербанке. Процесс этот крайне увлекательный, фактически мы своими руками создаем нечто новое, создаем будущее.

Наконец, РЭШ представляет собой своего рода закрытый клуб, где фактически каждым студентом занимаются индивидуально, с учетом его интересов и дальнейших планов. Безусловно, такой подход очень мотивирует и во многом объясняет тот прогресс, который демонстрируют студенты РЭШ. Я пока не встречала аналогичного отношения за стенами РЭШ. Разве что выпускники РЭШ в Сбербанке продолжают практиковать индивидуальное обучение и персонально занимаются с молодыми сотрудниками.   

 

Каким был Ваш карьерный путь? Как Вы пришли в Сбербанк?

На первом году обучения к нам в РЭШ приезжал Филипп Гальперин и его команда из "Альфа-Банка". По легенде именно Гальперин первым в России начал выстраивать классический риск-менеджмент и команда тогда считалась лучшей на российском рынке. Приехав к нам в кампус, он и его коллеги провели несколько собеседований, в том числе и со мной. В итоге летом, после первого курса меня пригласили в "Альфа-банк" на практику. А после окончания РЭШ взяли на постоянную работу.

Риск-менеджмент мне был очень интересен, но через год я поняла, что хочу немного поменять свою специализацию и заниматься более широкой темой – управлением активами и пассивами банка, то есть структурой баланса, процентными и валютными рисками, риском ликвидности и капиталом. Мне сделали предложение из "ЮниКредит Банка" и мне очень понравилась те вещи, которыми они занимались – оптимизация баланса, риска и доходов. И это была революция на российском рынке, а российский "ЮниКредит Банк" был самым прибыльным отделением по всей Восточной Европе.  В общем, меня полностью захватило это направление.

Кроме того, там мне удалось встретить действительно Команду, с большой буквы. И это было огромное открытие для меня – до этого момента я, по мехматовской привычке, всегда предпочитала работать одна и считала этот способ наиболее эффективным. К счастью меня разубедили. С тех пор вот уже почти десять лет мы работаем вместе с моим однокурсником по РЭШ Максимом Воробьевым, нашим непосредственным руководителем Алексеем Лякиным, CFO Сбербанка Александром Морозовым и многими другими замечательными людьми.

В 2008 году Александра Морозова пригласили работать с Германом Оскаровичем (Грефом, председателем правления Сбербанка, - Прим.ред.) и через полгода мы тоже получили приглашение присоединиться к команде Сбербанка. Честно, это было очень сложное решение. Тогда после РЭШ принято было работать в инвестиционных банках, в крайнем случае – в консалтинге. А Сбербанк считался одним из худших кошмаров и местом для неудачников. Хорошо помню, что мой первый ответ был – “нет”. Александр Морозов и Алексей Лякин довольно долго нам объясняли, что Герман Оскарович намерен полностью трансформировать Сбербанк, но, конечно, очень сложно было в это поверить – не было в истории примеров, чтобы один человек смог организацию такого размера полностью преобразовать. Я и Максим (Максим Воробьев) несколько месяцев раздумывали и решили все-таки рискнуть. Это, конечно, был прекрасный шанс своими руками построить нечто совершенно новое с нуля (в Сбербанке тогда не существовало управления активами и пассивами). С тех пор мы так там и работаем,  очень довольны и скучать нам еще не приходилось. 

 

Чем Вы занимаетесь в Сбербанке? Насколько для вас как для работодателя привлекательны студенты РЭШ?

В Сбербанке мы обычно строим что-нибудь совершенно новое (смеется) или придумываем как модифицировать то, что работает для западного рынка, но не подходит для российского рынка. Очень много приходится решать нестандартных и уникальных задач. Например, управление процентным риском для такого монополиста, каким является Сбербанк на нашем относительно маленьком рынке – это уникальная задача, так как классические схемы использования рыночных деривативов не работают  - их просто нет в таком объеме. Кроме того, мы разработали и применили поведенческие модели для того, чтобы оценить, как клиенты себя на самом деле ведут, как изменяется структура баланса – иначе невозможно принимать правильные решения по управлению банком. Есть и стратегические задачи, например, мы меняем рынок ценных бумаг, совместно с АИЖК запускаем проект по секьюритизации активов. Сейчас, кстати, идет проект по развитию предиктивной аналитики, так называемый “динамический баланс”, который позволяет рассчитывать разные сценарии для банка, основываясь на данных по рынку и по клиентам. Выпускники РЭШ этот проект придумали и сейчас его активно внедряют. Насколько мне известно, на российском рынке ничего подобного не существует, да и на западе мы примеры такого рода прогнозирования встречали в единичных банках.

Кроме того, мы занимаемся образовательными проектами. Герман Оскарович придумал и создал Корпоративный Университет Сбербанка (КУ), и на этой площадке постоянно проходят обучение сотрудники Сбербанка и внешних организаций. Мы на базе КУ разработали первый в России курс по управлению активами и пассивами, пока учим сотрудников Сбербанка, но уже есть запросы расширить аудиторию. Часть этого курса преподаем сейчас в РЭШ. Вообще все выпускники РЭШ в Сбербанке активно сотрудничают с Корпоративным Университетом, там идет множество интересных проектов, можно создавать свои программы или работать совместно с самыми разными людьми и по разным направлениям. Например, в прошлом году с помощью КУ мы выпустили первую в России книгу по управлению активами и пассивами. Среди авторов - выпускники РЭШ.

Студенты РЭШ для нас очень интересны – все эти вещи, которыми мы в Сбербанке занимаемся, требуют высокой квалификации, желания решать сложные задачи в условиях дефицита времени и, конечно, высокой трудоспособности.  На выпускников РЭШ смотрят совсем другими глазами, нежели на выпускников других вузов. Безусловно, это повышенные требования – мы ожидаем другого уровня понимания проблем и более высокого уровня работы. Даже разговаривают со студентами РЭШ сразу на профессиональном языке, ожидая соответствующего ответа.  Диплом РЭШ – это совершенно определенный сигнал работодателю. Он серьезно облегчает "скрининг". Если ты видишь перед собой выпускника РЭШ, это точно означает, что общение можно вести на высоком профессиональном уровне.

Кроме того, диплом РЭШ – это уже сложившийся бренд для зарубежных университетов и бизнес-школ. Я с удивлением узнала при поступлении в бизнес школу Чикаго, что диплом РЭШ хорошо известен и высоко котируется. Более того, как оказалось, практически в любой известной бизнес-школе или университете вы встретите выпускников РЭШ. Но, конечно, этому высокому уровню и в академии, и в бизнесе нужно соответствовать.

пт, 10 февраля 2017
карьера, never ending success
Отдел коммуникаций РЭШ
Из 557 человек, прочитавших этот пост, 10 поставили лайк. Хм... Не забудьте поделиться новостью. Это важно для нас! А вам понравилось?
557