• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Финансовые инструменты для практики и на практике. История Владимира Красика


Продолжаем рассказывать истории преподавателей линейки курсов по деривативам на вечерней программе РЭШ «Мастер финансов» (MiF). Прочитать о профессоре РЭШ  Вячеславе Горовом можно по ссылке. В этом материале свою историю рассказывает Владимир Красик (PhD, Нью-Йоркский университет, финансовый директор Vi Holding) — приглашенный лектор, автор курсов  fixed income,  applied derivatives.

Зачем профессионалу разбираться в производных финансовых инструментах

Мой личный интерес, жизненный профессиональный опыт и те курсы, которые я преподаю, в целом связаны с финансовыми инструментами. Деривативы — только один из таких инструментов, причем они считаются наиболее сложными. К классу деривативов относятся фьючерсы, форвардные контракты, swap-контракты, опционы, различные кредитные инструменты, страховка от дефолта и так другие. Эти определения из финансовой терминологии уже достаточно прочно вошли и в жизнь обывателя. Например, та цена на нефть, которую мы знаем и которой нас пугают, — это не что иное, как цена ближайшего фьючерса.

Понимание финансовых инструментов важно для всех, кто так или иначе связан или хочет связать свой профессиональный путь с финансами. Это некий фундамент, база для работы в банке, финансовом отделе корпорации, казначействе или для любой другой финансовой деятельности. Для каждого специалиста будет важно знание отдельных производных финансовых инструментов, при этом понимание целостной картины финансового рынка несомненно пригодится каждому. Вы будете видеть взаимосвязи, понимать принципы ценообразования. В случае, если у вас есть такой бэкграунд, контрагенты не смогут засыпать вас громкими непонятными словами, чтобы создать иллюзию своего превосходства перед вашим незнанием. Вы не станете легкой жертвой во внутрикорпоративных или внутрибанковских разборках.

Это можно сравнить с работой врачей разных специализаций. Невролог, хирург и офтальмолог лечат людей от непохожих друг на друга болезней, но при этом каждый из них должен хорошо знать и понимать основы анатомии и биологии.

Аспирантура и первый опыт преподавания

В 2002 г. я окончил МФТИ и решил продолжить обучение в аспирантуре на PhD. У меня было несколько хороших предложений, но я выбрал Нью-Йоркский университет, потому что помимо академических целей хотелось расширить свой кругозор, попасть в бурлящий эпицентр событий.

Моя специальность не была связана с финансами, дословно она называлась «Исследование операций». Но это было изучение прикладных математических методов, которые могут быть применимы в экономике, финансах и инженерном деле. Учиться мне нравилось, но я быстро разочаровался в сугубо академическом пути. Я поступил в бизнес-школу, но то, что я изучал, имело мало общего с реальным бизнесом. Меня приятно удивили подход к образованию, дисциплина, было интересно общаться с профессорами. Но многие из них скорее ставили цель напечатать статью в научном журнале, а не придумать новый подход к ведению и улучшению бизнеса.

С одной стороны, это было несовпадение ожиданий. А с другой, именно в аспирантуре в США я близко соприкоснулся с финансовым миром. Начал глубже погружаться в эту тему и вскоре прошел стажировку в Lehman Brothers. Также именно во время учебы в Нью-Йорке я впервые начал преподавать. Мне очень понравилось делиться знаниями, находить контакт со студентами. Тогда я подумал, что если у меня будет  достаточно свободного времени, то я бы хотел продолжать преподавать. Сейчас у меня свободного времени очень мало, но пока еще удается  преподавать в РЭШ.

Работа в Lehman Brothers и NOMURA

Академическая карьера не привлекала меня, потому что хотелось заниматься какими-то реальными проектами. Когда вы, молодой человек после шести лет в общежитии в Долгопрудном, попадаете в Downtown Manhattan, а вокруг все эти светящиеся огни Wall Street, невозможно не захотеть стать частью этого мира, чтобы реализоваться и повысить доход.

После стажировки и защиты диплома, я устроился в Lehman Brothers квантом в отдел quantitative credit research. Мы занимались численным моделированием CDO – тех самых инструментов, которые потопили Lehman Brothers и многие другие банки. Практически сразу я перешел в трейдинг подразделения Fixed Income.

После того, как компания обанкротилась в 2008 году, я пять месяцев продолжал работать, помогая ликвидировать банк, как один из трейдеров, хорошо знавших инфраструктуру. Потом я перешел в инвестиционный банк NOMURA, которому отошли отдельные активы fixed income бизнеса Lehman Brothers. Моя работа в Lehman Brothers и участие в его ликвидации, работа в NOMURA были на одном и том же этаже одного и того же здания с одними и теми же людьми. Я рассматриваю это как непрерывное время в карьере: когда я присоединился к команде NOMURA, я вернулся на свой же desk к своим же коллегам и занимался тем же. Менялись только названия банков на визитных карточках.

В NOMURA, так же как и в Lehman Brothers,  я работал с инструментами, привязанными к инфляции. Это облигации и деривативы одновременно, - у нас это называлось инфляционный desk. Мы торговали облигациями, свопами, опционами, более сложными структурными инструментами в привязке к инфляции. Там я познакомился с большим количеством инструментов, и этот опыт очень пригодился во время преподавания.

Меняешь работу — ищи место с added value

После NOMURA был небольшой промежуточный этап, я поработал казначеем в алюминиевой компании, а после этого вернулся в Россию, устроился в казначейство Сбербанка. На этом месте я проработал  7,5 лет.

У меня был свой профессиональный интерес: мне хотелось поработать с людьми из казначейства Сбербанка, я чувствовал, что у них мне будет чему поучиться. На мой взгляд, это закон жизни: если меняешь место работы, нужно идти туда, где создается added value, а в моем понимании и тогда, и сейчас added value коммерческого банка создается именно в казначействе, все остальное это продукты и интерфейсы. Это была новая для меня сфера деятельности; несмотря на то, что я неплохо понимал, что такое финансовые инструменты, нужно было ближе познакомиться с тем, как функционируют финансовая и банковская системы, понять, что такое банковская ликвидность и узнать много других вещей.

Сейчас я работаю на позиции CFO в компании Vi Holding. Это более корпоративно-финансовая работа, менее всего привязанная к финансовым инструментам. Преподавать на курсах, связанных с темами финансовых инструментов, я начал ещё во время работы в Сбербанке.

Не академические лекции, а boot camp

Это был 2016 год. В Казначействе была интересная слаженная команда, я до сих пор считаю, что это был оазис внутри Сбербанка. Сложилась она благодаря Александру Владимировичу Морозову, бывшему CFO, который создал прекрасный коллектив: Алексей Лякин, Ия Малахова, Максим Воробьев, Николай Иванов и другие. Многие из моих коллег окончили РЭШ. Алексей Горяев, в то время директор программы MiF, попросил их порекомендовать преподавателя для курса fixed income, они посоветовали меня, и я согласился. Тогда еще это было всего 4 неполных лекции, которые я провел с моим коллегой. Со временем курс стал полноценным, студенты оставили положительную обратную связь, им нравилось, о чем и как я рассказываю.

Когда я работал Lehman Brothers, NOMURA, для меня оставалось загадкой, как о финансовых инструментах, о такой интересной вещи, можно писать такие неинтересные учебники? Теория, изложенная в них, пройдет мимо, пока ты не ощутишь это собственными взлетами и падениями, собственными потерянными деньгами. Мне хотелось делиться знаниями в первую очередь через через призму практического опыта.

Сейчас на MiF я читаю две дисциплины: fixed income и applied derivatives. Все они о финансовых инструментах, от более простых до более сложных. Для меня эти курсы ностальгические, потому что затрагивают разные этапы моей собственной деятельности, от трейдинга до казначейства. Мне так или иначе приходилось работать со всеми инструментами в разных проявлениях.

По своей сути и формату мои занятия больше похожи не на академические лекции, а на boot camp, который в свое время я проходил в самом начале работы в Lehman Brothers. Я стараюсь давать как можно больше примеров из реальной жизни, начиная с вопроса, почему банкам и Lehman Brothers было выгодно торговать облигационными индексами и заканчивая кейсом о том, как Транснефть потеряла больше миллиарда долларов на барьерном опционе. Для меня эти курсы — пересказывание своей профессиональной истории от темы к теме, поэтому примеров очень много.

Акценты на моих занятиях расставлены не так, как в учебниках. Это я тоже почерпнул из своего опыта: в стандартном пособии по финансовым инструментам 80 % посвящены каким-нибудь очень сложным вещам с нагромождением формул. Возможно, это нравится академикам, но в реальном бизнесе это вряд ли пригодится. Большая часть работы состоит из простых инструментов, но знать их нужно достаточно глубоко.

О выпускниках и студентах MiF

В РЭШ я преподаю уже больше пяти лет, многие выпускники пошли работать в Сбербанк, ВТБ, другие крупные госбанки. Есть те, кто работает в частных компаниях, кто-то открыл свое дело. Но так или иначе в основном все занимаются финансовой деятельностью.

В современном мире важно постоянно учиться. Быть проактивным, узнавать, как можно больше, общаться как можно больше, постоянно совершенствовать свои навыки, что-то узнавать, не бояться делать повороты в своей жизни. Важно помнить: даже если вы освоили какую-то работу и со временем поняли, что вам не хватает каких-то знаний для роста, всегда есть возможность получить дополнительное образование.

В любой учебе имеют значение несколько ключевых вещей: кто и чему вас будет учить и с кем вы будете учиться. Кто и чему – это преподавательский состав, темы и учебники. Имя РЭШ было создано задолго до меня большими глыбами. Коллеги, с которыми я общался за рубежом, единодушно называли Школу единственным российским вузом с качественным экономическим образованием. Если говорить про студентов MiF в РЭШ — здесь собираются люди с жизненным и профессиональным опытом, они понимают, для чего им это образование, почему им стоит инвестировать в это свое время и материальные ресурсы. Они замотивированы: хотят либо сделать карьерный скачок, либо набраться знаний. Благодаря этому на программе складывается здоровая конкуренция. С другой стороны, у каждого из них уже есть  свой профессиональный опыт, и с ними интересно общаться и обмениваться мнениями, обсуждать кейсы, это уникальная среда для social network. Получается, все ключевые для образования параметры на программе MiF в РЭШ — самого высокого качества.

Пн, 19 июля 2021
Mini-MIF, MiF
1256 человек прочитали эту новость, 10 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?