• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Эксперты РЭШ поделились своим взглядом на итоги года и прогнозами на будущий год


Итоги 2019 года

Рассуждая об итогах года для России, эксперты РЭШ отметили стабильность в макроэкономической сфере и отсутствие каких-либо значимых взлетов или провалов ключевых показателей.

«Главный итог 2019 года для экономики России – это вялый, стагнирующий рост. Мы видим достаточно хорошие отдельно взятые макропоказатели, но очень слабую общую динамику. Объяснение кроется в двух факторах. Во-первых, внешнее давление из-за очень высокого уровня неопределенности, связанного с торговыми войнами и с Брекзит. Эта неопределенность отражалась как на глобальных рынках, так и на ситуации внутри России. Во-вторых, ситуация в инвестиционном и деловом климате в стране продолжала оставаться негативной. Кроме того, я бы отметил очень жесткую фискальную политику и рост налоговой нагрузки на бизнес. Собираемость налогов увеличивается, но она не сопровождается увеличением расходов, и тем более повышением их эффективности» – говорит Рубен Ениколопов.

«Ситуация в российской экономике в 2019 году в целом оставалась стабильной во многом благодаря сбалансированной макроэкономической политике. Инфляционное таргетирование и действующее бюджетное правило позволили сохранить устойчивость цен и валютного курса. Банк России все больше внимания уделяет мерам, направленным на поддержание финансовой стабильности и предотвращение образования пузырей на рынке потребительского кредитования. Участие Российской Федерации в сделке ОПЕК+ внесло определенный вклад в стабилизацию мировых цен на нефть, а запуск механизма демпфирующей надбавки в обратном акцизе на топливо в июле уходящего года позволил существенно сократить волатильность цен на бензин», – замечает Валерий Черноокий.

«Наверно главным событием (или скорее характеристикой) 2019 года можно назвать «стабильность», которая, однако имеет отрицательный оттенок. Западные санкции никуда не ушли, цена на нефть была относительно устойчивой, ВВП немного вырос – на 1,3%, что в два раза ниже среднемировых темпов, реальные доходы населения продолжили хоть и немного, но падать», – говорит Евгений Яковлев.

«Начало 2019 года было отмечено повышением ставки НДС до 20%, которое привело к временному всплеску инфляции выше уровня 5% и замедлению темпов роста ВВП в первой половине года. Однако отрицательный эффект от повышения НДС оказался не таким сильным и длительным, как изначально ожидалось. Во втором полугодии темпы роста потребительских цен упали ниже целевого уровня в 4%, что позволило Банку России существенно снизить ключевую ставку», – добавляет Валерий Черноокий.

 

В финансовой сфере профессора Российской экономической школы отмечают как успехи, так и резко негативные события.

Анна Обижаева вспоминает завершение Банком России санации «ФК Открытие» летом 2019 года: «Без каких-либо серьезных потрясений на финансовом рынке, Центробанк сумел провести оздоровление одного из крупнейших банков страны и обкатать новый механизм Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС), который в будущем должен стать важной опорой для стабильного функционирования банковской системы». Профессор также отмечает успешное развитие российского денежного рынка: «Все более востребованными становятся такие инструменты, как РЕПО с центральным контрагентом. В апреле 2019 года Московская биржа начала использовать эти рыночные сделки для расчета новых ставок, названных RUSFAR. В скором будущем они могут стать основным бенчмарком для расчета справедливой стоимости денег на российском рынке и прийти на смену ставкам MOSPRIME, RUONIA и LIBOR. Уже сейчас Банк России и регуляторы других стран советуют участникам рынка сокращать использование широко распространенных эталонных ставок LIBOR, которые должны прекратить свое существование после 2021, так как их значения могут быть легко сманипулированы».

«2019 год был отмечен и рядом событий, негативно повлиявших на инвестиционный климат в стране», – замечает Валерий Черноокий. «Среди них, безусловно, первое место занимает конфликт вокруг фонда Baring Vostok и уголовное дело против его основателя Майкла Калви. Крайне опасными для бизнеса остаются и многие политически мотивированные законодательные инициативы. Так, внесенный в Госдуму проект закона, ограничивающего долю иностранного капитала в интернет-компаниях, привел к серьезному обвалу цен на акции Яндекса. Хотя, в конечном счете, этот законопроект был отозван после критического отзыва со стороны правительства и изменений в корпоративном управлении самой компании, политические риски в отрасли и экономике в целом остаются крайне высокими. При этом никуда не исчез и риск введения новых санкций со стороны США и ЕС», – резюмирует профессор.

«Мы вновь стали свидетелями того, как правоохранительные органы и силовые структуры используются для решения чисто коммерческих споров. Это не только громкое дело Майкла Калви, но и последние события вокруг Rambler и веб-сервера Nginx» – добавляет Рубен Ениколопов.

 

По мнению экспертов РЭШ, заметные события в России, которые в будущем еще будут влиять на экономику, произошли в социальной сфере.

«Россия присоединилась к глобальному тренду и приступила к повышению пенсионного возраста. Это связано с объективным фактором – общим старением населения в мире. Тем не менее, в России решение вызвало естественную социальную напряженность, как по причине больших расходов на другие цели (финансовая поддержка дружественных стран, субсидии нефтяным компаниям и госкорпорациям, расходы на некоторые государственные проекты и т.д.), так и в силу общего падения реальных доходов населения», – говорит Евгений Яковлев.

Профессор отмечает неоднозначные результаты в сфере здравоохранения: «С одной стороны, изменение образа жизни, меры государства по борьбе с употреблением алкоголя и табака и по совершенствованию медицинской помощи приносят плоды. Несмотря на неблагоприятную экономическую ситуацию, продолжительность жизни в России достигла нового исторического максимума в 73,6 лет. При этом несмотря на уникальные меры по поддержке рождаемости (федеральный и региональные материнские капиталы) в 2019 году было зафиксировано ее снижение. Причины этого – текущее неблагоприятное экономическое положение молодых семей и их весьма осторожные ожидания в отношении своих будущих доходов, а также непоследовательность госполитики (материнский капитал изначально планировали отменить, что сформировало ожидания людей). Рождаемость все еще выше дореформенного уровня, и видно, что материнский капитал работает на рождаемость вторых и третьих детей. Однако ее падение должно заставить государство подумать о стимулировании рождения первого ребенка. Тем временем, мы стали свидетелями провалов государственной политики на рынке медикаментов. Госрегулирование (например, потолок цен для жизненно важных лекарств) и другие ограничения привели к классическим последствиям: дефициту лекарств и ограничению входа на рынок более эффективных современных препаратов».

«Последний важный эпизод 2019 года – это обсуждение допинга, который мог (а мог не) присутствовать в России. 9 декабря нас отстранили от международных соревнований мирового уровня. Это, в том числе, означает, что Чемпионат мира по футболу 2022 года и Олимпиада 2020 года могут оказаться недоступны нашей команде с флагом страны. Пока неясно, насколько это серьезно и не будет ли ослабления решения, но оно выглядит очень грустным», – замечает Олег Шибанов.

 

Внимание экспертов Российской экономической школы привлекли также события в мировой экономике и ключевых международных организациях.

«В 2019 году мы видели значительные проблемы в мировой торговле. Очень сильно выросли риски, которые президент США Дональд Трамп «разбрасывал» на всю глобальную экономику: его давления не избежали ни Китай, ни ЕС, ни Канада. Другим серьезным фактором стало изменение денежно-кредитной политики в мире. Еще в первом квартале мы думали, что процентные ставки в США будут повышаться, но после сильного падения финансовых рынков в конце 2018 года ФРС решила пересмотреть свои планы», – отмечает Олег Шибанов.

«Осенью в нескольких ключевых организациях произошла смена руководителей. Болгарский экономист Кристалина Георгиева была избрана на должность директора Международного Валютного Фонда. Она стала первым представителем развивающихся стран, занявшим эту должность, что в целом указывает на растущее влияние стран БРИКС в мире. Георгиева сменила на этой должности Кристин Лагард, которая согласилась возглавить Европейский Центральный Банк. Сможет ли Кристин Лагард, не экономист по образованию, справиться со сложнейшей ситуацией, сложившейся и в финансовом секторе, и в экономике Европы в целом, покажет время», – говорит Анна Обижаева.

 

Другие важные, с точки зрения экспертов РЭШ события, были связаны с общим трендом развития цифровизации и финтеха.

«Этот год принес хорошие новости для многих развивающихся стран, которые, как и Россия, уже достаточно давно пытаются уменьшить свою зависимость от доллара США. Во-первых, о господстве американской валюты стали беспокоиться и развитые страны, а во-вторых, у нее появилась новая альтернатива – цифровые валюты. Так, глава Банка Англии Марк Карни прошлым летом призвал других центральных банкиров снизить роль доллара через использование цифровых валют. В будущем нам предстоит увидеть борьбу за новое господствующее место не только между частными валютами, такими как Libra от Facebook, но и между ними и новыми электронными валютами центральных банков», – отмечает Константин Егоров.

«Я бы обратил внимание на одну, казалось бы непримечательную веху, которая, однако, переломила тренд и имеет большое значение для развития финансового сектора, в частности индустрии управления активами. 2019 год стал годом, когда финансовая индустрия в США и Европе поняла, что за робоадвайзом (roboadvice, роботизированные финансовые советники) нет будущего. Сперва в хайпе вокруг развития финтеха казалось, что будет создана некоторая вселенная, параллельная традиционному финансовому сектору. В этой вселенной не будет места человеку. А оказалось, что это не работает. Новые поколения (миллениалы, «поколение Z» и т.д.) лучше разбираются в технологиях, но по-прежнему плохо понимают финансы. Поэтому в финансовом консультировании ключевым элементов по-прежнему остается роль советника-человека. А значит, индустрия управления активами будет развиваться в сторону гибридных решений – тандема искусственного интеллекта и человека», – говорит Максим Буев.

«Автоматизация и цифровая трансформация бизнеса набирают обороты. Банк России своим декабрьским отчетом запустил особенно активную дискуссию про платформы и экосистемы. Многие коммерческие банки пробуют понять, как использовать свои партнерства более активно, и как предложить больше возможностей клиентам, например, дать возможность покупать любые товары, еду и финансовые услуги внутри одного приложения. Это может позволить конкурировать с иностранными компаниями, а также преобразовать бизнес участвующих фирм. Это, возможно, повлияет на снижение количества рабочих мест с низкой зарплатой, и, как следствие, изменит рынок труда и в России, и в мире», – полагает Олег Шибанов.

Максим Буев добавляет: «В целом финтех приведет финансовый сектор к большей демократизации. Финансовый рынок все больше будет походить на экосистему, где разные категории клиентов, разные типы продуктов обслуживаются различными мелкими игроками. Роль больших банков и финансовых компаний постепенно сходит на нет. Их монопольная сила размывается из ниш, на которые большие игроки прежде не обращали внимания, и которые заполняются новыми мелкими компаниями. И это очень интересный тренд, который наберет силу в 2020 году».

 

Прогнозы и ожидания на 2020 год

Улучшение инвестиционного климата и реализация национальных проектов могут, по мнению экспертов Российской экономической школы, оказать влияние на развитие российской экономики.

«При оценке перспектив на 2020 год вновь возникает фактор неопределенности. С одной стороны, все боятся рецессии. Но в США в будущем году пройдут президентские выборы, так что вероятность начала кризиса там довольно низкая. Только что мы стали свидетелями победы на выборах в Великобритании Консервативной партии во главе с Борисом Джонсоном. Это означает, что Брекзит будет, а Шотландия, скорее всего, постарается добиться отделения от Великобритании и более тесной интеграции в Евросоюз. В любом случае, проблемы в мировой экономике не должны вызвать катастрофы в России, поскольку у нас, в первую очередь, большие резервы. Тем не менее, увеличение государственных расходов сможет дать только косметический эффект на темпы роста. Для его качественного ускорения требуются меры по улучшению делового климата и нормализации отношений с внешним миром, в том числе по привлечению иностранных инвестиций» – говорит Рубен Ениколопов.

Основным риском для России в следующем году будет вероятность дальнейшего замедления мировой экономики, считает Валерий Черноокий. «Торговые войны между США, Китаем и ЕС, все более вероятный выход Великобритании из Евросоюза, структурные и долговые проблемы в китайской экономике грозят снижением мировой торговли. Экономики Германии и Италии уже сегодня балансируют на грани рецессии. И хотя сценарий острого финансового кризиса наподобие кризиса 2008 года остается маловероятным, замедление мировой экономики может привести к снижению спроса на российский экспорт и падению цен на нефть и другие сырьевые ресурсы», – полагает профессор.

«В 2019 году были запущены национальные проекты, призванные модернизировать и расширить магистральную инфраструктуру, улучшить демографию, повысить качество здравоохранения и образования, способствовать росту производительности труда, развитию малого и среднего бизнеса, международной кооперации и экспорта. На эти цели предполагается потратить 25,7 трлн руб. в течение шести лет. К сожалению, реализация пока отстает от графика – в конце ноября уровень освоения бюджетных средств на эти цели составил только 71% от годового плана. Хотя основной экономический эффект от этих вложений мы, скорее всего, увидим не очень скоро, рост государственных расходов на эти проекты приведет к увеличению спроса и небольшому ускорению темпов роста российской экономики в ближайшие годы. Ускорение реализации национальных проектов может частично компенсировать негативное влияние внешней конъюнктуры», – отмечает Валерий Черноокий.

«Важным событием кажется то, как на сей раз будут использоваться национальные проекты. Мы видели, что в 2019 году они были имплементированы не в полном объеме, и их влияние на экономику в будущем будет очень важным. Одновременно продолжаются обсуждения, как будут инвестироваться средства из Фонда национального благосостояния: он уже достиг уровня 7% ВВП, после которого его можно расходовать на экономику. Важные проекты, такие, как поддержка экспорта или инфраструктура, могут стать определяющими для будущего России», – подчеркивает Олег Шибанов.

«В следующем году размер Фонда национального благосостояния, скорее всего, превысит предельный уровень в 7% ВВП, и правительство сможет направить в течение 2020-2022 годов на инвестиционные проекты дополнительно порядка 1 трлн руб.», – уточняет Валерий Черноокий и добавляет: «Вслед за снижением ключевой ставки Банка России постепенно будут снижаться ставки по корпоративному и ипотечному кредитованию, что также позволит простимулировать инвестиционную активность. Тем не менее, ситуация с деловым климатом будет оставаться неопределенной. С одной стороны, правительство активно работает над «регуляторной гильотиной», призванной отменить устаревшие нормативные акты, затрудняющие ведение бизнеса. Так, с 1 февраля 2020 года будут упразднены более 20 тысяч правовых актов советского периода. С другой стороны, нет никаких гарантий против появления новых политически мотивированных законодательных инициатив, ограничивающих деловую и инвестиционную активность. Сохраняется силовое давление на бизнес, процесс приватизации идет очень медленно, и в экономике продолжают доминировать госкомпании».

«В 2020 году Великобритания выйдет из ЕС. Да, Брекзит состоится. А Шотландия начнет процесс проведения референдума о выходе из Соединенного королевства. Велика вероятность, что к 2023 году Великобритания распадется как минимум на две страны – Шотландия получит независимость и возьмет курс на интеграцию с Евросоюзом. Если говорить про макроэкономику, то велика вероятность того, что в 2020 году мы, наконец, увидим начало рецессии в США и Европе. При этом Россия как никогда хорошо готова выстоять неблагоприятное влияние внешних факторов, поэтому, спада или кризиса в экономике можно не бояться», – считает Максим Буев.

 

Тем не менее, профессора РЭШ расходятся в оценках вероятности экономического кризиса в мировой экономике.

«В результате снижения процентных ставок ФРС США все признаки рецессии в американской экономике, как, например, инверсия кривой доходности (превышение доходности 3-месячных казначейских облигаций над доходностью 10-летних бумаг), перестали выглядеть опасными. Мало кто ожидает, что рецессия затронет США в 2020 году», – отмечает Олег Шибанов. Тем временем, в Соединенных Штатах должны пройти очередные президентские выборы. «Дональд Трамп провел противоречивые, но экономически успешные четыре года: безработица на очень низком уровне, рынок акций значительно подорожал. В результате его шансы остаться на посту кажутся довольно высокими. Тем не менее, второй срок Трампа, вероятно, будет менее экономически сильным, хотя президент может продолжить налоговые реформы и изменения на рынке труда», – добавляет профессор.

«Во второй половине 2019 года многие начали говорить о надвигающемся кризисе в США. Как важнейший аргумент, часто упоминали редкое событие – инверсию доходностей коротких и длинных государственных облигаций, которое произошло в августе этого года и которое многие посчитали индикатором приближающейся рецессии. Но не все так просто. Во-первых, не после каждой инверсии кривой доходностей обязательно следует рецессия. Во-вторых, современный денежный рынок США имеет очень сложную структуру, и на доходности влияет множество различных факторов. В-третьих, американские регуляторы тщательно отслеживают ситуацию на рынке. За последние десять лет после финансового кризис они значительно укрепили каркас экономики своей страны. Если и ожидать следующий кризис, то скорее не в США, а в Европе», – отмечает Анна Обижаева.

 

Среди других достойных внимания событий эксперты отмечают события в социальной сфере.

«В России будет продолжена важнейшая реформа пенсионной системы. Непопулярное, но необходимое повышение пенсионного возраста в 2018 году сделало систему обязательного пенсионного страхования более сбалансированной, но было только первым шагом. Следующим шагом будет построение инфраструктуры системы дополнительного пенсионного страхования (возможно в виде системы индивидуального пенсионного капитала, которую сейчас согласовывают Банк России и Министерство Финансов), создание системы страхования пенсионных вкладов, а также наполнение этой экосистемы реальными игроками и капиталом. Этот процесс займет не один год, но вектор развития выбран правильно», – считает Анна Обижаева.

«Для экономистов и исследователей одним из ключевых событий 2020 года станет Всероссийская перепись населения, которая поможет увидеть новые важные для государства и общества проблемы и задачи. Так же пройдут Чемпионат Европы по футболу и летняя Олимпиада, которые, учитывая решение WADA, вызовут в России много политических дискуссий. Кроме того, в социальной сфере можно ожидать изменения в госрегулирования рынка медикаментов», – говорит Евгений Яковлев.

1269 человек прочитали эту новость, 2 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?