• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Почему женщины мало представлены в политике?

Профессор Стокгольмского института переходной экономики Памела Кампа открыла новый цикл Экономического лектория РЭШ по гендерной экономике


Основываясь на данных из европейских стран, Индии и США, Памела Кампа, профессор Стокгольмского института переходной экономики Стокгольмской школы экономики, разбирается, почему женщин-политиков все еще так мало, есть ли в этом проблема и как с ней бороться.

Женщины до сих пор мало представлены в политике, и прогресс в этом вопросе остается медленным и носит бессистемный характер. В докладе о глобальном гендерном разрыве за 2018 год индекс расширения политических прав и возможностей женщин остается невысоким: 22%. В среднем только один из трех членов в европейских парламентов – женщина. Примерно та же картина и в муниципальных органах власти.

Причем чем выше мы поднимаемся по политической «карьерной лестнице», тем хуже женщины представлены и тем меньше прогресс. На самых высших уровнях – например, в роли главы государства – женщин почти нет, и их число с годами почти не увеличивается: так, в 1999 году такую позицию занимали женщины в трех странах мира, а спустя двадцать лет, в 2019 году – в восьми. 

На фоне общего скромного прогресса Европейская комиссия демонстрирует позитивную тенденцию: сегодня 30% министров здесь – женщины, а с 2019 женщина (Урсула фон дер Ляйен) также впервые возглавляет этот орган. Звучит, однако, не так впечатляюще, если вспомнить, что Европейская комиссия была учреждена еще в 1957 году.

В России только 4 министра из 31 – женщины. За последний век у руководства страны женщин не было ни разу. И только один субъект РФ из 85 возглавляет женщина – это губернатор Югры Наталья Комарова.

Так почему так мало женщин в политических профессиях? Памела Кампа предлагает взглянуть на проблему с точки зрения спроса и предложения. Есть предположение, что женщины в целом меньше мужчин заинтересованы в политике и восхождении по карьерной лестнице.

Иллюстрацией может служить американское исследование потенциальных кандидатов на выборные должности, доказавшее, что женщины со схожими с мужчинами персональными и профессиональными характеристиками имеют меньше политических амбиций. Глубинная причина такой расстановки приоритетов – недостаток поддержки со стороны родителей и учителей, маленький опыт конкурентной борьбы и, как следствие, неуверенность в себе (Fox and Lawless, 2004). 

Другие возможные причины – нелюбовь к конкуренции и, соответственно, отсутствие интереса к предвыборным гонкам (Niederle and Vesterlund, 2007; Preecea and Stoddardb, 2015), а также семейные ценности: исследования показали, что вероятность развода для женщины повышается, если она занимает политическую должность, тогда как мужчинам такая опасность не грозит (Folke and Rickne, 2018).

Если смотреть на проблему с точки зрения спроса, есть следующий тезис: избиратели и/или партии предпочитают политиков-мужчин политикам-женщинам. Однако, согласно опросам «Всемирного обзора ценностей» (WVS), в европейских странах избиратели не склонны относиться с предубеждением к кандидатам женского пола (менее 40%), тогда как в странах постсоветского пространства, в том числе в России, предубеждение крайне велико (более 60%). 

Нельзя также забывать, что все перечисленные выше факторы взаимно влияют друг на друга, только усиливая гендерное неравенство в политике. Но является ли вообще низкий процент женщин-политиков проблемой? 

Памела Кампа приводит три аргумента в пользу увеличения числа женщин в политической сфере (Bertrand, 2019): 

  1. Равенство – общечеловеческое право и ценность. Поэтому надо поддерживать гендерное равенство и женщин в политике. 
  2. Эффективность/качество работы. В основе этого аргумента лежит предположение, что талант одинаково распределен среди людей, вне зависимости от их пола. В таком случае, когда избиратели выбирают политических лидеров из более широкой выборки талантливых людей, у них выше шанс отобрать только лучших кандидатов, без необходимости соглашаться на посредственных.
  3. Репрезентативность. Этот аргумент базируется на идее, что женщины и мужчины отдают предпочтения различным сферам жизни, поэтому важно, чтобы женщины тоже были адекватно представлены в политике. Так, например, испанское исследование доказало, что женщины уделяют больше внимания таким проблемам как безработица, пенсии, образование, здравоохранение, распространение наркотиков, насилие в отношении женщин, проблемы женщин в целом и другим социальным вопросам. Тогда как мужчины больше обеспокоены вопросами жилищной сферы, иммиграции, условий труда, коррупции, инфраструктуры, окружающей среды, судебной системы и сельского хозяйства (Bagues and Campa, 2018).

Что делать, чтобы увеличить количество женщин в политике? Памела Кампа предлагает несколько взаимодополняющих друг друга подходов:

  • Более «мягкие» способы привлечения женщин в политику – в связи с тем, что идея конкурентности, привлекающая мужчин, в случае с женщинами не работает. В некоторых европейских странах, например, есть специальные политические школы.
  • Реформы, возможно, должны начинаться с других рынков труда и продвижения более равномерных гендерных ролей и моделей.
  • Гендерные квоты. Среди современных исследований нет ни одного доказательства в пользу того, что гендерные квоты негативно влияют на «качество» политиков и политических решений. Напротив, ряд исследований убедительно доказывает, что более образованные женщины могут, например, заменять на политических позициях менее образованных мужчин (Baltrunaite, Bello, Casarico and Profeta, 2014).

В конце лекции Памела Кампа подчеркнула, что, несмотря на позитивную тенденцию в гендерном вопросе, впереди еще много работы, и большая ответственность в этом вопросе лежит на исследователях – в том числе экономистах.

Презентация

Видеозапись лекции: 

 

Вт, 19 ноября 2019
Лекторий РЭШ, Памела Кампа
290 человек прочитали эту новость, 4 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?