• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Адреналин, который ты получаешь во время креативного процесса, это то, из-за чего работает большинство ученых»

Выпускник РЭШ, профессор Принстонского университета Олег Ицхоки (MAE’2004) рассказал о том, как учиться за рубежом и как поступить на PhD. Публикуем для вас самое интересное из рассказа Олега


24 июня профессор Принстонского университета, выпускник Школы Олег Ицхоки (MAE’2004) встретился со студентами Школы. Поговорили о том, почему важно читать много научных статей на PhD-программе, учиться у авторов исследований и, конечно, получать удовольствие от своей работы.

Про поступление на PhD

  • Академическая карьера – это один из замечательных способов прожить жизнь. Но она подходит не каждому по своему темпераменту. Узнать, подходит ли она вам, можно лишь на собственном опыте, поступив на PhD.
  • Альтернативные издержки учебы на PhD не слишком высоки, поскольку с PhD можно всегда уйти в частный сектор без существенных потерь для карьеры, и, как правило, наоборот, со значительными преимуществами.
  • О PhD следует думать как об опционе на возможность заниматься наукой, если вам любопытно попробовать себя в академической карьере. Статистически, около половины выпускников не остаются в науке, и уходят либо в частный сектор (финансы, консалтинг, tech и big data), либо в экономическую политику и международные организации (центральные банки, МВФ, Всемирный банк и т.д.). Поступая на PhD, я думал, что по окончанию я, возможно, захочу попасть в МВФ.
  • Кроме того, поучиться/пожить заграницей хотя бы один-два года – это бесценный опыт, открывающий глаза на то, насколько разнообразен мир. На PhD стоит ехать, если интересно попробовать себя в науке (именно попробовать, не важно, получится или нет); иначе лучше ехать на прикладные мастерские программы – MBA, Master in Finance или MPA (Master in Public Administration – факультет государственного управления), например.
  • До третьего курса PhD я был равномерно счастливым человеком каждый день своей жизни. Но как только я приступил к настоящей научной деятельности, у меня начались безумные перепады настроения: в один день я думал, что делаю что-то очень важное и замечательное, а в другой – что это все никому не нужная ерунда. Это абсолютно нормальное состояние творческого человека в любой сфере деятельности.
  • С первого дня PhD надо усердно читать большое количество оригинальных академических статей. В этом первая цель PhD – приблизиться к фронтиру науки, нащупать его, перенимать опыт передового научного исследования из первых рук, наблюдать, как исследования превращаются в первый драфт статьи и потом постепенно в окончательную публикацию. Это процесс, который нередко занимает более трех лет. Уникальность PhD-программы в том, что вы можете в реальном времени общаться напрямую с людьми, которые сейчас проводят самые передовые научные исследования и пишут статьи, за которые через 20-30 лет дадут Нобелевские премии.
  • Кроме этого, когда вы читаете оригинальные статьи, написанные авторами, а не их пересказ в учебниках, это дает качественно другой уровень восприятия идей. Чтобы стать писателем, необходимо сначала научиться быть читателем.

На что смотрят в приемных комиссиях при подаче документов на PhD

  • Топ-университеты получают около 800-1000 заявок на поступление со всего мира, примерно на 25 мест на PhD-программе. Примерно 30-50% заявок отфильтровываются на первом этапе из-за несоответствия. Например, если персентиль в математической части GRE ниже 90% или TOEFL ниже порогового значения, заявка не будет серьезно рассматриваться. К этому не стоит относиться, как к минимальным необходимым границам. Поскольку математическая часть общего GRE – это относительно простой экзамен, ее лучше сдавать по максимуму насколько позволяют ваши силы. Напротив, получать максимум на TOEFL особенно не помогает для поступления – его просто нужно сдать с запасом.
  • Решение о приеме принимают непосредственно постоянные профессора факультета, входящие в этот год в приемную комиссию, каждый год меняющую свой состав. Как правило, каждую заявку, прошедшую первоначальный отбор, смотрят как минимум два профессора.
  • Минимальное требование к заявке – это достаточный технический уровень кандидата, примерно на уровне отличной оценки за продвинутый матанализ. Высокая оценка за серьезный курс по функциональному анализу тоже помогает нам оценить технические способности кандидата. Мы хотим быть уверенными, что кандидат сможет без проблем пройти курсы первого года, и его не придется отчислять в конце первого года. У студентов из России, как правило, таких проблем нет – проблемы у них возникают после второго года, когда нужно переходить к активной фазе научных исследований. Из-за своего технического преимущества на первом году, студенты из России часто расслабляются, и их сокурсники их обгоняют за первые два года усердной работы. Кроме того, легкость решения домашек на первом году дает российским студентам ложное представление о простоте обучения на PhD. Сложность, конечно же, не в домашних заданиях.
  • Системы образования во всех странах устроены по-разному, в том числе, сильно отличается то, что входит в стандартные курсы, и как за эти курсы ставятся оценки (степень “grade inflation”). Поэтому нам важно иметь четкое представление от том, из какого вуза к нам поступает студент. Если у вуза нет истории сильных выпускников, то, скорее всего, мы не рискнем брать студентов оттуда. В этом смысле, уникальная международная репутация студентов РЭШ – это главный актив школы!
  • Мы внимательно смотрим на транскрипты из всех предыдущих учебных заведений. Для нас всегда выглядит подозрительно, если студент был троечник-четверочник в одном месте, а затем в другом стал отличником. Устойчиво высокий средний балл во всех учебных заведениях – это для нас сильный сигнал. Поэтому хорошо учиться, где бы вы ни учились, очень важно!
  • И конечно, мы внимательно читаем рекомендации. Для нас важно две вещи. Во-первых, чтобы рекомендатель хорошо знал кандидата как студента или научного ассистента, а не просто однажды читал ему лекции или вел семинары. И, во-вторых, чтобы рекомендатель хорошо представлял, что такое PhD и научные исследования, и в частности имел историю своих студентов, уехавших на PhD. В этом случае, мы можем ожидать от такого рекомендателя релевантных для нас сравнений – в этом основная ценность рекомендательного письма для нас. Ведь очень редко пишут, что кандидат откровенно плохой, обычно пишут, что хороший – в этом утверждении мало информации. Нам нужно иметь некоторую степень уверенности, что кандидат не хуже нашего среднего студента.
  • Кроме того, мы читаем мотивационные письма (statement of purpose), чтобы убедиться в серьезности и адекватности кандидата. Это скорее необходимое, но точно не достаточное условие для поступления. В целом, файл кандидата нас должен привлечь чем-то – либо выдающимися академическими достижениями, либо каким-то сильным сигналом того, что кандидат будет отличным исследователем.

Учеба на PhD

  • Отличие экономического факультета в том, что ты не работаешь с профессором в лаборатории, а работаешь сам на себя с первого дня обучения. Ты как частный предприниматель (только без риска финансового банкротства) – все достижения твоих идей и исследований принадлежат тебе! В этом большое преимущество PhD по экономике – хорошие результаты на PhD позволяют сразу перейти в ранг молодого профессора, без многолетних постдоков, которые необходимы в физике, химии и биологии.
  • Но в этом и основная сложность – можно просидеть шесть лет на PhD и ничего не сделать, никто не будет стоят рядом с тобой с плеткой или пряником за твою работу. Академическая работа требует необычайного внутреннего стрежня – внутренней мотивации и собранности – без этого существовать в академическом мире невозможно. Это, вероятно, главный барьер для молодых «аспирантов» (от лат. aspirans — стремящийся к чему-либо).
  • Экономика выгодно отличается от других гуманитарных наук тем, что она наименее гуманитарная и наиболее строгая – таким образом, стандарты качества в ней более универсальные и понятные, и меньше места для субъективных оценок. Кроме того, размер экономического рынка намного больше, и на нем гораздо проще найти работу, не говоря уже о простоте ухода из академический экономики в частный сектор и экономическую политику, где, как правило, огромное количество рабочих мест.
  • Все научные статьи полагаются на предыдущие исследования, которые нужно хорошо знать. Первоначально учебный план дает вам самые базовые статьи, можно еще посмотреть самые популярные статьи, job market статьи (статьи, которые представляют студенты PhD-программ, когда ищут работу в университетах) – это тоже интересно. Первые два года обучения я просто брал какую-то задачу из статей, и сам просчитывал ее. Это сложно и поначалу требует много времени, однако это очень полезно. С одной стороны можно на «импрессионистском» уровне такими «мазками» получать общий вид, картину статьи, а с другой, можно глубоко читать и пересчитывать (руками на бумаге или количественно на компьютере) самостоятельно наиболее интересные моменты. Со временем ты учишься читать эффективно и быстро на «импрессионистском» уровне, поскольку технические детали статей зачастую повторяются или очень похожи. Часто в статьях сама модель занимает очень маленькую часть. Обычно много новых интересных идей содержится в каких-то уголках статьи или даже сносках, из которых затем возникают новые работы.
  • Важно иметь возможность найти людей, с которыми можно обсуждать то, что вам интересно в науке. Я готов пропустить ужин и потом завтрак, проговорив об исследовании всю ночь после семинара, если меня действительно заинтересует тема. Хорошо, если будут люди, будь-то профессор или скорее другой студент, с которыми можно обсудить исследование. Университеты специально создают сообщества людей, которые готовы обсуждать науку без границ. Результатом таких обсуждений становятся новые исследования. Кроме того, найти родственную душу в науке – это бесценный актив любого ученого-экономиста. Сейчас практически не осталось ученых-экономистов, работающих в одиночку, и у большинства исследователей сформированы команды постоянных соавторов. Я работаю как со своими профессорами, так и с однокурсниками, так и с коллегами и студентами – без этого я бы не смог написать большинство своих статей.
  • Для начала исследовательской деятельности очень важно видеть собственными глазами, как другие ученые делают науку – в этой креативной деятельности есть много ремесла, без которого самому изобретать колесо очень сложно. Это даже не на уровне идей, а на уровне навыка их воплощения. У меня был интересный опыт работы научным ассистентом у профессора Дарона Асемоглу. Когда ты видишь, сколько у него исследований за год, то ты думаешь, что это не человек, а восьмирукий бог и еще у него есть два близнеца, которые работают на него из дома (потому что в дополнение ко всем статьям он еще успевает выпускать по учебнику в год). Но потом ты видишь, что он делает абсолютно те же шаги, которые ты бы делал сам в своем исследовании, просто он может с большей концентрацией сделать больше шагов за минуту и работать много-много минут подряд. В итоге все сводится к такому простому процессору, все разбивается на простые шаги и люди отличаются тем, сколько они могут сделать шагов до того, как они отвлекутся и откроют фейсбук.
  • Репутация – это очень важно в нашей профессии и в академической среде в целом, все построено на репутации исследователя и на peer review [рецензировании]. Репутация накапливается годами, а потерять ее можно моментально, и есть миллион способов ее утратить. В академии предельно высоко ценится честность исследований и точность утверждений без преувеличений и приукрашивания – причем в любой обстановке: в статье, на конференции или в популярных новостях по телевизору.
  • В научном исследовании ценятся три вещи: 1) логическая стройность/правильность утверждения, 2) новизна результата и 3) релевантность и значимость результата. Именно в этой последовательности. Отсутствие логической последовательности делает новизну и релевантность бесполезными. Сделать лучше что-то, что уже содержательно было сделано до тебя, тоже не имеет большой академической ценности. В бизнесе, наоборот, часто не важна новизна (а важно имплементация), а в политике часто важна только эмоциональная убедительность – в этом огромное отличие академической науки. Из-за этого многие результаты в науке остаются невостребованными (поскольку релевантность субординируется новизне и логике) – но это единственный способ функционирования для науки, которая в итоге дает качественные фундаментальные прорывы в знании.
  • Чем отличается академия от бизнеса и политики? Ты понимаешь, что для большинства людей в мире ты делаешь что-то неважное, но ты делаешь что-то новое. Адреналин, который ты получаешь во время креативного процесса – моменты вдохновения, когда ты придумываешь что-то качественно новое, невиданное человечеством – это то, из-за чего работает большинство ученых. Эти ощущения схожи во всех креативных профессиях, и академия здесь не является исключением. [1] Эти моменты очень редки – на написание статьи часто уходит 5 лет (ученые, как правило, параллельно работают над несколькими проектами), а такие моменты происходят, быть может, один-два раза, когда доказывается основная теорема или когда предпосылки складываются в элегантную новую модель, или когда получается новый эмпирический результат.

[1] «И окунаться в неизвестность,\\ И прятать в ней свои шаги, \\ Как прячется в тумане местность, \\ Когда в ней не видать ни зги. \\ Другие по живому следу \\ Пройдут твой путь за пядью пядь, \\ Но пораженья от победы\\ Ты сам не должен отличать». (Борис Пастернак, «Быть знаменитым некрасиво»)

Окончание PhD и академический рынок труда (job market)

Первые два года учебы на PhD напоминают магистерскую программу. А начиная с третьего года, все сильно меняется. Студенты переходят в категорию авторов, им надо написать диссертацию и job market paper (как правило, отдельная статья, формирующая основу диссертации, которую студенты представляют на рынке). На эту статью зачастую уходит два-три года работы, и она становится своего рода визитной карточкой ученого. У самых сильных студентов, обычно, бывает еще несколько статей, часто в соавторстве с профессорами и/или другими студентами. Но основная статья, как правило, должна быть индивидуальной – и, зачастую, это единственная статья ученого-экономиста, написанная не в соавторстве.

Во время job market студент рассылает свои анкеты, обычно в 100 школ, потом из школ начинают приходить ответы – приглашения на интервью. Все интервью проходят за 2-3 дня, во время ежегодной мега-конференции Американской экономической ассоциации (AEA Meetings), на которую приезжает 5-6 тысяч экономистов со всего мира, и на которой «разыгрывается» более тысячи новых академических должностей для выпускников PhD. В основном, это преподавательские позиции, и только примерно 100-200 исследовательских позиций.

(Подробнее о том, как поступить на PhD – в материале по этой ссылке).

 Все фото со встречи – тут.

2938 человек прочитали эту новость, 30 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?