• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Илья Широков: «Из личной боли выросла идея для проекта»

Основатель компании Joom, выпускник РЭШ (MAE’2004) Илья Широков рассказывает о российском бизнесе в интернете, тяге к соцсетям, личной формуле успеха, а также о том, почему Joom скоро превратится в Instagram с лентой покупок


У интернет-магазина JOOM, запустившегося только в 2016 году, уже сейчас более 100 млн пользователей и 1 млн заказов ежедневно. Основатель компании, выпускник программы «Магистр экономики» РЭШ Илья Широков в интервью для РЭШ делится своей формулой создания успешного бизнеса.

Илья Широков учился в СУНЦ МГУ. Тогда ему легко давалась физика, и он получил рекомендацию к зачислению на физфак без экзаменов. Но Илью тянуло к математике. Родители-физики были против, но в итоге после долгих метаний он отнес документы на мехмат. Поступил и впоследствии довольно успешно учился там, параллельно работая в НИИСИ РАН, где разрабатывал микропроцессоры, написал кандидатскую. Однако хотелось большего. Из института Илья Широков ушел, плохо понимая, куда двигаться дальше, однако он поступил в РЭШ, решив, что Школа поможет расширить кругозор и определиться с планами на будущее.

ПРО РЭШ

— Илья, пока вы учились в РЭШ, сумели обнаружить занятие по душе?

— Да, но процесс был непростой. В поисках себя на последнем курсе РЭШ за полгода я успел сменить шесть мест работы — от PwC до крупного инвестиционного банка и хедж-фонда. Тогда все хотели работать в финансах, но меня это совсем не зацепило. Я много пробовал, но никак не мог найти свое. В РЭШ летом я организовал клуб — мы играли в шведские шахматы. На такой встрече один из моих друзей по РЭШ рассказал, что занимается интернетом, и это довольно интересно. У меня на тот момент был оффер в ЛУКОЙЛе, но я понимал, что это не совсем то. Поэтому решил исследовать и вот так случайно узнал, что такое интернет, который тогда был еще очень маленькой отраслью. Я попал в небольшую компанию, развивающую проект IT-People.ru, который должен был стать конкурентом на тот момент еще не разросшемуся HeadHunter, и мне понравилось. Так я и нашел призвание.

— Как бизнес развивался дальше?

— Когда я пришел, компания состояла из пяти человек, все только начиналось, но нам казалось, что мы сможем ворваться на рынок, сделать вертикали типа IT-People, HR-People и т. д. Это был 2004 год, работы и вакансий было много, все фонтанировало, но резюме не хватало. Мы посчитали тогда, что одно резюме для нас стоило $1. Чтобы конкурировать с HeadHunter, нам нужен был миллион резюме и, соответственно, $1 млн. Тогда в интернет никто особо не инвестировал, деньги достать было сложно. В этот момент начали появляться первые социальные сети, среди них — LinkedIn. Нам показалось, что это может стать отличным способом бесплатно собрать резюме, потому что люди там искали своих однокурсников и коллег, для чего заполняли информацию о себе. И мы сделали местный аналог — «Мой круг», чтобы помочь IT-People собрать базу резюме и потом монетизировать ее за счет компаний.

Однако «Мой круг» так выстрелил, что мы перестали заниматься чем-либо другим. «Мой круг» стал первой социальной сетью в России, после нашего запуска новые соцсети начали появляться и исчезать каждый месяц.

— Тем не менее вскоре вы решили продать компанию. Почему?

— Еще до того, как началась работа над «Моим кругом», я задумался о том, что мне делать дальше, потому что IT-People развивался не очень стремительно, и я не понимал своих перспектив. Поэтому начал подаваться в бизнес-школы.

Спустя год, когда мы уже сделали «Мой круг», мне пришло приглашение в Стэнфорд, и я решил поехать. Так как я разрабатывал проект на всех уровнях, в связи с моим отъездом мы с инвестором решили его продать. Выбрали «Яндекс», потому что думали, что он не забросит проект и продолжит развивать его, но, к сожалению, ошиблись. Приоритеты сместились, когда их начал теснить Google, все силы были перекинуты на борьбу с ним.

 

УЧЕБА В СТЭНФОРДЕ

— Зачем вы поехали в Стэнфорд и что в итоге получили от этой поездки?

— Во-первых, подошел к концу определенный жизненный этап, мне нужно было взять время подумать, понять, действительно ли я нашел то, чем хочу заниматься всю жизнь. Во-вторых, мне хотелось немного отдохнуть, потому что я очень много работал. В-третьих, это была хорошая возможность углубить понимание того, как функционирует мир, расширить кругозор, как и в случае с РЭШ.

В бизнес-школах собираются люди, которые живут очень разными жизнями. Общаясь с ними, ты как бы можешь взглянуть на мир их глазами, примерить на себя их жизнь — и так понять, подходит ли она тебе. Я быстро пришел к тому, что хочу дальше заниматься интернетом и делать это именно в России. Дома у меня была отличная репутация, меня знали важные люди. Кроме того, искать талантливых программистов в России легче. В силу культурных различий быть успешным руководителем за границей намного сложнее, чем в родной стране, — не хватает понимания мотивации, чувств людей. К тому же мы с женой скучали по Москве, я много где успел пожить, но Москва для меня всегда оставалась лучшим городом.

 

«Я видел для себя три пути: стать топ-менеджером, инвестировать в интернет-компании или сделать свой стартап»

 

— И что вы решили делать дальше?

— Я видел для себя три пути: стать топ-менеджером, инвестировать в интернет-компании или сделать свой стартап.

Пока я учился, «Яндекс» звал меня обратно: по иронии судьбы, мне предлагали возглавить «Яндекс.Маркет». Тогда я считал, что нужно было уходить от рекламной модели к такой, при которой трансакция производится на той же платформе, что и поиск, чтобы сделать пользовательский опыт максимально гладким. Однако Аркадий Волож [сооснователь и генеральный директор «Яндекс» - прим. ред.] решил продолжать работать в рамках существующего подхода, поэтому я не стал участвовать в этом проекте.

В Стэнфорде я начал работать над своим стартапом по доставке еды, летом поехал в Москву искать инвестиции и пришел в DST к Юрию Мильнеру. Оказалось, что они задумались о создании венчурного фонда. Мне сделали предложение, от которого я не мог отказаться, — возглавить этот фонд. Однако, пока я доучивался в Стэнфорде перед выходом на работу, DST шокировала весь мир, проинвестировав в Facebook. К моменту моего возвращения начали совершаться крупные сделки типа Groupon, бизнес-модель сильно изменилась, и, чтобы продолжать расширение масштабов деятельности, DST нужно было выходить на IPO. Для этого важно было разобраться с активами, крупнейшим из которых были «Одноклассники». Причем тогда это была просто база данных, а не соцсеть, которая генерировала прибыль, но плохо «перформила». И, когда я вернулся, мне просто вручили билеты в Ригу (где на тот момент располагался офис «Одноклассников») и отправили наводить порядок перед IPO, результаты которого сильно зависели от успехов данного актива.

Так я стал руководителем «Одноклассников». В итоге мы получили отличные результаты, стали второй после «Яндекса» российской интернет-компанией по чистой прибыли. Но я не видел себя в роли топ-менеджера, хотелось делать что-то свое. Несмотря на то, что меня очень просили остаться, поднимали компенсацию, я в какой-то момент решил уйти.

И после этого стал заниматься двумя вещами — пробовать запускать проекты и параллельно инвестировать деньги, которые я заработал вместе с моим партнером. Инвестиции оказались для меня скучноваты, не хватало драйва, хотя наш портфель сейчас крайне хорошо себя чувствует.

 

«Наше приложение скачали 100 млн раз —  мы стали одним из мировых лидеров, даже у Facebook и WhatsApp на такое количество ушло три-четыре года»

 

ПРО JOOM

— Как при этом продвигалось направление с собственными проектами? Вы сразу начали делать Joom?

— Нет, сначала мы делали другой сервис — инструмент для хранения и обмена фотографиями. Мне в какой-то момент показалось, что удобного решения для данной задачи на рынке просто нет, и из такой личной боли выросла идея проекта. Однако, когда мы уже были готовы запуститься, появился Google Photos. Конкурировать с ними было невозможно, так как они предоставляли продукт бесплатно и при этом могли свободно распространять его на всех Android-девайсах.

Нужно было срочно придумывать новый проект, времени было крайне мало, так как уже собранная команда не могла сидеть без дела. Поэтому мы общими усилиями начали накидывать идеи и обсуждать их. Один из моих бывших коллег обратил внимание на интернет-торговлю — мы стали смотреть тренды, и, чем дальше смотрели, тем больше нам нравилось. Решили поэкспериментировать и сделали три одинаковых приложения с разными видами товаров. Собранные данные показали, что китайские товары вызывают очень высокий интерес, поэтому мы двинулись дальше и разработали концепцию Joom. Тема мобильной электронной коммерции нам понравилась по нескольким причинам.

Первая: однозначно все в какой-то момент переместится в мобильные телефоны, уже сейчас 90% всех продаж совершается на них. Вторая: я всю жизнь занимался созданием хороших интерфейсов. На тот момент в России доминировал AliExpress, но все понимали, что это неудобный сервис с плохим интерфейсом, что для меня было удивительно. И третья причина: в этом бизнесе крайне важны современные технологии, такие как machine learning, computer vision и т. д., а в России очень много экспертов в данных областях.

Кроме того, я сделал одну из самых больших интернет-компаний в России, поэтому у меня была амбиция создать что-то уже на международной арене.

Выбрав китайские товары, мы вступали в конкуренцию с AliExpress, и все нам говорили, что победить их невозможно, у них 99% рынка, узнаваемый бренд, большие ресурсы. Но мы посчитали, что, предоставив более удобный сервис, возможность решать проблемы локально, мы получим преимущество.

В итоге у нас получилось научиться работать с китайскими товарами. К второму дню рождения наше приложение скачали 100 млн раз — с точки зрения этой метрики мы стали одним из мировых лидеров, даже у Facebook и WhatsApp на такое количество ушло три-четыре года. И для нас это только начало, мы хотим сделать так, чтобы через телефон потребитель смог купить вообще что угодно. Мы готовимся к запуску в странах Латинской Америки, Ближнего Востока, расширению в США. Планируем начать подключать локальных продавцов, добавлять новые категории товаров.

Кроме того, видимо, у меня карма такая — к чему ни прикоснусь, все превращается в соцсеть. Так и здесь: несколько недель назад мы запустили соцсеть внутри Joom на Android. Думаю, что к концу следующего года Joom станет больше похож на Instagram с лентой про покупки и получение удовольствия от них.

 

«У меня карма такая — к чему ни прикоснусь, все превращается в соцсеть»

 

— Какое качество или навык помогал вам двигаться вперед на протяжении вашего карьерного пути?

— Думаю, смелость. Когда после РЭШ я пошел в IT-People, однокурсники говорили: «Зачем ты это делаешь? В интернете нет денег, индустрия смешная». И действительно, тогда моя зарплата была в разы меньше, чем у выпускников, которые пошли в более традиционные сферы. Однако я был уверен: если буду заниматься тем, что мне нравится, то смогу стать лучшим в этом, и деньги придут в конце концов. Но эта вера требует смелости. Большая часть людей предпочитает понятную сиюминутную выгоду чему-то сложному, далекому и неопределенному. То же и с «Одноклассниками»: я был очень высокооплачиваемым специалистом, но в какой-то момент мне хватило решительности уйти и при этом не заняться чем-то мелким, а сделать компанию, чьими конкурентами будут Alibaba, Ozon и другие гиганты.

ФОРМУЛА УСПЕХА

— У вас есть какая-то личная формула успеха и счастья?

— Для меня есть три составляющие: любимое дело, семья и спорт.

Очень важно делать то, что дает ощущение самореализации. Многие мои однокурсники из РЭШ выбрали наиболее понятный путь, пойдя в консалтинг или финансы, не задумываясь особо, подходит ли им это. В итоге среди них я почти не вижу счастливых людей. Те же, кто пошел своей дорогой, стали людьми намного более жизнерадостными. Самое главное — понять свое призвание, а успех и сопутствующие обстоятельства к этому обязательно приложатся.

Вторая вещь — это семья. Очень важно знать, что, какие бы трудности ни наступили (а они постоянно наступают), у тебя есть надежный тыл. Может, мне повезло: я счастливый отец троих детей, у нас очень дружная семья.

Последний элемент — это спорт. Предпринимателю спорт полезен, потому что он закаляет дисциплину и позволяет отвлекаться от стресса и мыслительного процесса. Есть разные способы приводить голову в порядок — медитация, хобби, спорт, и какое-то подобное занятие обязательно должно быть. Потому что предприниматель перманентно борется за то, чтобы не сойти с ума, поддерживать свое эмоциональное состояние и адекватно воспринимать реальность.

Это моя формула, больше ничем в жизни я не занимаюсь.

— Это немало!

— Есть один анекдот на эту тему, который мне нравится. Преподаватель приходит в класс, показывает пустую кружку, берет большие камни, кладет в нее и спрашивает студентов, полна ли она. Они отвечают: да. Тогда он достает маленькие камушки, досыпает их в кружку и повторяет вопрос. Ему отвечают: конечно полна. Потом он засыпает песок, и диалог повторяется. Тогда он доливает в кружку пива и спрашивает: а теперь? Точно полна. Мораль истории: если заполнить жизнь большими вещами, на мелкие всегда хватит места, и, как бы заполнена ни была ваша жизнь, на кружку пива с друзьями в ней всегда хватит места.

Эта присказка хорошо иллюстрирует идею, что такие важные вещи, как семья, работа, хобби, всегда можно совместить, главное, уметь расставлять приоритеты.

 

Интервью взяла Анастасия Невзгода (BAE'2019)

 

2130 человек прочитали эту новость, 16 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?