• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Сергей Измалков: «Магистратура ‒ это часть жизни, а не просто набор курсов»


Совсем скоро недавние абитуриенты, успешно прошедшие вступительные испытания, станут студентами РЭШ, и перед ними откроется увлекательный мир экономики. Мы поговорили с директором самой первой программы РЭШ «Магистр экономики» (MAE) профессором Сергеем Измалковым (PhD, Университет штата Пенсильвания) о том, какой путь прошла Школа, чтобы бренд РЭШ стал узнаваемым во всем мире, как удается поддерживать высокое качество образования на программе, и какие курсы и профессора появятся в новом академическом году.  

«Магистр экономики» – это первая образовательная программа, с которой более 30 лет назад начиналась история РЭШ. Расскажите, как MAE удается сегодня оставаться современной и конкурентоспособной программой.

Первый выпуск программы «Магистр экономики» состоялся в далеком 1994 году. С того времени мы стараемся отслеживать текущий спрос со стороны индустрии на экономистов, финансистов, аналитиков и вообще специалистов, которые хорошо знают базовую экономику и финансы. Под индустрией мы понимаем банки, государственные органы, различные стартапы и т.п. В последнее время сильно вырос спрос на подобных специалистов со стороны крупных цифровых платформ. А если спрос есть, то мы под него подстраиваем нашу программу.

Как вы узнаете о потребностях работодателей ‒ от них самих или от выпускников?

В течение года у нас проводятся встречи с представителями различных компаний. Мы интересуемся, каким они видят своего идеального работника: какие навыки он должен иметь, что должен знать и т.д. Другой момент ‒ это обратная связь от студентов, когда они оценивают программу и говорят, что вот этого достаточно, а этого не хватает. Если чего-то не хватает, мы думаем о том, стоит ли прокачивать эти навыки внутри программы, или это уже должна быть индивидуальная траектория развития самого студента. Всему научить за два года невозможно. В первую очередь мы стараемся обучить тому, что относится к операционным знаниям, а они будут полезными даже через много лет. Впоследствии это позволит студентам получать новые знания и прикладные навыки, совершенствуя их в ходе практической деятельности. 

И, конечно, мы спрашиваем наших выпускников. Периодически у нас проходят совместные встречи, и мы узнаем у них, что стоило бы добавить в программу. Еще один важный момент ‒ это отслеживание тенденций в сфере высшего образования. Мы наблюдаем за лучшими университетами мира, смотрим, какие курсы они предлагают, и из чего состоят эти курсы.

Периодически мы делаем обзоры своих программ. К примеру, когда мы рассматриваем, стоит ли предложить новую линейку курсов. В частности, так было, когда мы запустили курсы про машинное обучение. Мы задали нашим выпускникам, работающим в индустрии, вопросы о том, какие темы стоило бы осветить, и даже о том, кто мог бы вести такие курсы. По результатам опроса пригласили на программу одного из лучших (если не лучшего) преподавателя в Москве и поняли, что по композиции его курсы нам подходят.

Отдельно стоит сказать о профессорах. Мы набираем их на международном рынке труда и конкурируем в этом смысле со многими вузами мира. Каждый год мы выбираем дисциплины, которых нам не хватает, и пытаемся нанять на работу лучших специалистов в выбранной области. Это процесс долгий и может занимать не один год. В результате мы получаем лучших выпускников PhD-программ из лучших вузов мира. Они являются высококлассными специалистами, каждый в своей области, знают все о ее современном состоянии, и они готовы корректировать свои курсы − где-то базовые, где-то продвинутые, где-то прикладные − под интересы и возможности наших студентов. И вот эта современная, молодая, умная и очень энергичная экспертиза и есть то, что позволяет делать нашу программу сильной и конкурентоспособной. 

На какие вузы ориентируются профессора программы при разработке своих курсов?

Профессора, которые создают свои курсы, смотрят на то, как подобные дисциплины читаются в других вузах мира. И здесь важно, что наши профессора знают других профессоров, которые создают курсы, и знают, кому можно доверять в этом вопросе, какие темы включить в курс. Например, в теории контрактов − это нобелевский лауреат Бенгт Хольмстрем. И это делается не дирекцией программы, а самими профессорами, которые смотрят на то, как подобные курсы устроены в других программах и какие учебники там используют.  

Также когда в РЭШ приходят новые профессора из разных вузов (прим. - после получения степени PhD), они осуществляют некий перенос своих знаний. И это для нас тоже хорошо.

Как формируется бренд РЭШ на международном уровне? Это результат общения профессоров между собой или что-то еще?

Я бы сказал, что здесь есть два ключевых момента. Один из них ‒ наши студенты, которые едут на программы PhD после окончания РЭШ. Многие из них попадают в лучшие вузы, и это становится заметным. Когда такой университет, как, например, Гарвард, каждый год набирает много студентов и каждый год рассматривает кандидатов из РЭШ, то внутри вуза это создает определенную репутацию. Это замечают, отмечают, и это такой большой плюс. Обычно нас там называют “New School”: “It’s a famous New School”.

Другой момент ‒ когда студенты заканчивают PhD, некоторые из них становятся звездами рынка и известными профессорами. Например, наш выпускник Олег Ицхоки (MAE’2004) недавно получил медаль Кларка, которая присуждается лучшим молодым экономистам мира. Он часто выступает, упоминает в своих выступлениях РЭШ, хвалит ее и, таким образом, тоже положительно влияет на развитие бренда. Выпускники ‒ это очень важная часть бренда. Они составляют сообщество, жертвуют деньги для университета и своими успехами приносят ему славу.

У нас есть выпускники, которые стали профессорами в лучших вузах мира, что также создает и поддерживает бренд. Ведь люди обращают внимание на то, что человек из РЭШ. Еще одна важная составляющая кроется внутри университета. Это профессора, которые составляют костяк, ядро РЭШ. То, что они делают ‒ это очень и очень важно. Насколько профессора узнаваемы, насколько они успешны в своих исследованиях, насколько часто они публикуются ‒ все это играет существенную роль в формировании бренда.

Мы отбираем профессоров, исходя в первую очередь из их исследовательского потенциала, наличия у них шанса стать известными и писать статьи в лучшие журналы, цитироваться и в итоге стать узнаваемыми в академическом мире. Если профессора знают и ему доверяют, то, когда он рекомендует студента на PhD и говорит о его высоком исследовательском потенциале, к его рекомендациям прислушаются и студента скорее всего возьмут. Профессор должен быть узнаваем, и тогда ему легче рекомендовать студента. Можно сказать, что узнавание бренда РЭШ в мире происходит в первую очередь отсюда.

Понятно, что многие из наших выпускников работают в частных компаниях или создают свои. Конечно, репутация РЭШ для бизнеса большее значение имеет в России, чем в мире. Для зарубежных компаний РЭШ на фоне обширного количества других университетов в глаза не бросается. У нас есть успешные выпускники, которые зарабатывают миллиарды долларов за рубежом, но это скорее всего их серьезный персональный успех.

Кстати, это интересная тема. Не так давно в Интернете разлетелся твит известного предпринимателя Патрика Коллисона, который заметил, что в лидерах рейтинга самых богатых финансистов Британии два стартапа, созданных выпускниками MAE.

Мой комментарий был про бренд. Мы очень маленькие, намного меньше, чем, например, Гарвард. А вот в смысле того, что мы даем студентам ‒ нам хочется верить, что это существенные компетенции, и что мы сильно помогаем нашим выпускникам развиваться, становиться тем, кем они становятся.

Знаете, люди обращают внимание на два момента. Если мы посмотрим на топовых экономистов мира за последние 20 лет, то будет один вуз, который сильно выделяется ‒ это MIT.  Сильно выделяются и другие вузы, такие как Гарвард или Стэнфорд, но MIT стоит особняком даже на их фоне. Возникает вопрос: это потому, что MIT такой сильный вуз, или потому, что он отбирает самые сливки? На самом деле оба фактора работают. А вот чтобы разделить эти факторы, отдельное исследование нужно проводить, и это очень непросто сделать. Для такого исследования в России нужно очень много данных. И нужно очень много данных не только о РЭШ, но и о других вузах, но их нет. В РЭШ процессы устроены подобно тому, как они устроены в лидирующих вузах мира. Мы создаем серьезную ценность. Но прицепить к этому аргументу какую-то цифру очень тяжело.

Скоро у многих будущих абитуриентов начнется год принятия решения, в какой вуз поступать. На какие вопросы абитуриенты должны обратить внимание, чтобы выбрать вуз и программу, в т.ч. программу РЭШ?

Я бы предложил абитуриенту в первую очередь помечтать о том, какую карьеру он или она хотели бы построить, кем бы они хотели стать, заглянуть на два или три года вперед. В процессе ответа на эти вопросы посмотреть на друзей и знакомых, на выпускников той или иной программы РЭШ, на их карьерные треки, попытаться поставить себя на их место и определить, нравится или нет. Но это не универсальная вещь. То есть у каждого студента есть свои интересы, ожидания, опыт, культура и образование. Но если находится то, что вам кажется наиболее подходящим, и вы думаете: «О, это мне было бы интересно», ‒ значит вы ближе к оптимальному и, возможно, лучшему выбору конкретно для вас.

Это очень важный момент, и желательно применить его к нескольким вузам. Со школы и дальше люди часто принимают типичные решения и делают то, что от них ожидают. Но это же твоя жизнь: нравится тебе или не нравится, привлекает тебя или нет, насколько все это соответствует твоим собственным ожиданиям.

Но у вас может и не быть четкого понимания. Даже люди, которые поступают на PhD и даже заканчивают PhD, могут точно не знать, чем они хотят заниматься в дальнейшем. Жизнь ‒ это процесс поиска, в первую очередь поиска себя. Для многих он затягивается. Хорошая программа образования дает вам больше возможностей, в том числе возможность пощупать разные пути развития карьеры. Но это не просто чемоданчик со знаниями, справочник или блок памяти, где все записано, что вам понадобится в жизни ‒ и вуаля ‒ в вас это впихнули, и вы к этому подключаетесь в нужный момент, находя все нужные ответы. Нет, это не так работает.   

Две наши магистерские программы ‒ «Магистр экономики» (MAE) и «Финансы, инвестиции, банки» (MAF) ‒ созданы исходя из того, что у студентов очень разные интересы в карьере. Большое количество наших выпускников работает в финансовом секторе, и большое количество студентов и абитуриентов, которые поступают, понимают, что они хотят работать в финансовом секторе. Кто-то, может быть, даже рассматривает какую-то конкретную компанию или имеет представление о том, какую позицию хочет занимать в будущем. Программа «Финансы, инвестиции, банки» как бы говорит: «Ребята, мы вам дадим не чемоданчик, конечно, а способ строить такие чемоданчики, и знания, которые вас быстро приведут к вашей мечте». Поэтому эта программа, как мне кажется, больше подходит абитуриентам, которые более или менее уверены в том, что они хотят строить карьеру в финансовом или банковском секторах.

MAE ‒ более широкая программа, которая позволяет прощупать очень разные интересы. При этом у вас могут быть определенные мечты. Например, классическая ‒ вы хотите стать профессором в будущем. Но большинство не знает, хотят ли они этого. Они могут иметь некоторые представления об академическом мире, но пока они сами это не попробовали, не понятно, зайдет им это или не зайдет, потому что это другой способ мышления и творения. MAE дает возможность таким ребятам попробовать, подойдет им это или нет.

С другой стороны, даже если у вас есть интерес к карьере в сфере финансов или анализа данных и достаточно высокий уровень математики, мы предлагаем целый набор продвинутых курсов, которые также позволяют понять, подходит вам это направление деятельности или нет.

Магистерские программы ‒ это такой трамплин, который дает знания. Дальше человеку нужно смотреть, где их применять. MAE ‒ это возможность развития и построения карьерных треков в различных сферах: от академической до работы в государственных органах и частном секторе. Каждая программа хороша по-своему, поэтому, чтобы сделать выбор, нужно примерять на себя разные профессиональные роли, общаться со студентами и выпускниками и смотреть, что будет больше соответствовать вашим ожиданиям.

Есть еще один важный момент. Вуз ‒ это не только бренд, это в первую очередь про людей, про будущий опыт, про то, что образование добавит, и про то, как человек будет чувствовать себя в процессе обучения. Магистратура ‒ это настоящая, реальная жизнь, это приятная жизнь. Это не значит, что будут сплошь развлечения, но это будет интенсивная жизнь. Магистратура ‒ это возможность завести новых друзей, а впоследствии партнеров и коллег на всю жизнь. Понимание того, насколько это сообщество реально работает, также очень важно для принятия решения. Нужно обращать внимание на то, что магистратура ‒ это часть жизни, а не просто набор курсов.  

Что нового сейчас появилось на MAE, какие курсы и кто их будет читать?

В этом году на программе будет много нового. Это связано со многими процессами: частично ‒ с наймом новых профессоров, частично ‒ с тем, что мы возвращаемся больше в поле предыдущих возможностей, которые были до пандемии (некоторые вещи, которые мы планировали ранее, начинают реализовываться) и частично ‒ это, можно сказать, счастливый случай.

Первое ‒ это новые профессора. К нашей команде присоединяются три человека. Выпускник РЭШ Дмитрий Дагаев (MAE’2008)  (прим. ‒ преподавал также на Совместной программе по экономике НИУ ВШЭ и РЭШ) будет читать 4 курса на MAE ‒ микроэкономику и курсы по теории игр и отраслевым рынкам. Дмитрий ‒ отличный преподаватель, получал множество наград за преподавание, суперас в смысле административного опыта, а также занимается исследованиями в области экономики спорта.

У нас будет новый профессор из Канады Шахир Сафи (PhD, Автономный Университет Барселоны), который  будет читать экономику общественного сектора. Это один из курсов общей специализации, и мы достаточно долго искали специалиста в этой области. Шахир также будет читать курс по экономике сетевых взаимодействий.

Еще один профессор, который присоединился к РЭШ, ‒ Иван Стельмах (PhD, Университет Карнеги-Меллон). Он будет читать курсы по машинному обучению. На MAE Иван прочтет курс по приложению искусственного интеллекта в экономике.

Второе направление. Исторически с самого начала РЭШ привлекала приглашенных профессоров из лучших вузов мира. Затем, когда мы наняли своих профессоров в начале двухтысячных, у нас оставались некоторые приглашенные профессора, потому что мы знали, что они очень-очень хорошие. Это открывает доступ нашим студентам к другой среде, вузам и культурам. Также визитеры могут помочь в оценке программ.  Последние 4 года мы начали увеличивать количество приглашенных профессоров, внедряя их курсы сначала в качестве эксперимента. И если эксперимент проходит хорошо, с удовольствием его продолжаем. 

Из недавно приглашенных профессоров следует отметить следующих: Кирилла Хальмецкого, который читает курс по экспериментальной экономике; Джамилю Нигматулину (PhD Лондонской школы экономики), которая специализируется на темах экономического развития и экономики городов. Другой звездный профессор − Олег Цывинский из Йеля. Он продолжит читать курс по глобальной экономике. Еще у нас будет 2 замечательных новых визитера. Один ‒ наш выпускник Кирилл Рудов (MAE'2016), который получил степень PhD в Принстоне и работает сейчас в Беркли (прим. − Калифорнийский университет в Беркли). Он прочитает курс по приложению мэтчинга к рынкам. Курс, который помогает, с одной стороны, понять, как на рынках строятся торговые отношения, партнерства, как они формируются, а с другой стороны − посмотреть на целый набор рынков, например, на рынок образования, где деньги не играют большой роли.

И есть еще один замечательный человек, который у нас прочитает базовый курс статистики и прикладной курс финансовой эконометрики, ‒ это Рустам Ибрагимов, профессор Имперского колледжа в Лондоне, который был профессором в Гарварде и является одним из лидирующих исследователей в области эконометрики. Мы давно хотели, чтобы у нас был курс по финансовой эконометрике. И в этом году у Рустама будет саббатикал, который он проведет в России. В РЭШ он прочитает несколько курсов, и это будет наша большая удача!

Третий момент. У нас будет сразу 2 курса от серьезных практиков. Один курс будет про банки, финансовые системы и центральные банки, который прочитает выпускница РЭШ Ксения Юдаева (MAE’1994), первый заместитель председателя Банка России (прим. ‒ пока готовился материал, Ксения перешла на должность советника Председателя Банка России), ‒ человек с большим опытом и с серьезным академическим образованием. Этот модульный курс будет растянут на 2 модуля и будет прочитан в 3 и 4 модуле. Курс будет доступен и для магистров, и для бакалавров. 

Выпускник РЭШ Аркадий Дворкович (MAE’1994) осенью прочитает курс по применению экономической политики на практике с набором тем в основном из экономики общественного сектора и о том, как эти темы находили примеры в реализации на практике в мире и в России, в частности, в налоговой реформе и по другим направлениям. У Аркадия уже есть серьезный положительный опыт прочтения этого курса для нашего бакалавриата. Курс пользовался популярностью. То есть целых 2 курса прочитают 2 наших выпускника-практика, и это такая новация для нас. Я очень надеюсь, что это станет нашей хорошей традицией.

Теперь пару слов о доступности курсов. Как правило, курсы MAE доступны и для студентов программы MAF. При этом курс может быть объявлен совместным, и тогда студенты любой программы могут его брать. Если же курс закрыт, студенты могут запросить доступ в индивидуальном порядке.

Все вопросы о поступлении на программу «Магистр экономики» (MAE) вы можете задать, написав на электронную почту [email protected], или телефону +7 (993) 222-79-93.

3595 человек прочитали эту новость, 23 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?