• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

С Совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ – в Гарвард

Интервью со студентом РЭШ Максимом Алексеевым


Мы попросили студента Совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ Максима Алексеева рассказать о том, как он поступил в Гарвардскую школу бизнеса, и как в этом ему помогло обучение на Совбаке.

– Максим, расскажи про программу, на которой ты будешь учиться. 

– Я поступил на PhD in Business Economics в Гарвард. Это совместная программа экономического департамента и Гарвардской школы бизнеса. Академически она практически не отличается от эконом-потока за исключением некоторых формальных требований. Например, мы должны будем взять несколько MBA-курсов при бизнес-школе – возможно, в будущем кому-то из нас придется их преподавать. Еще в бизнес-школе выше финансирование и доступно больше ресурсов для проведения собственных исследований. В остальном – курсы, семинары, научные руководители у нас будут общими.

Пожалуй, единственное заметное отличие заключается в том, что на бизнес-экономику набирают людей, которые более заточены на проведение прикладных исследований. У многих моих будущих однокурсников за плечами есть опыт работы в индустрии или госорганах, и они, как правило, интересуются финансами, теорией отраслевых рынков или макро. Но, на самом деле, интересы часто меняются, и никаких ограничений на темы исследований программа, разумеется, не накладывает.

– В какие университеты ты еще подавался?

– Я отправил заявки в восемь мест, все из топ-10. Это слегка рискованная стратегия – обычно всем студентам советуют добавлять хотя бы один безопасный вариант, то есть место, куда они заведомо смогут поступить на случай, если что-то пойдет не так. Но я решил, что если поступить не получится, то буду подаваться в магистратуру РЭШ и, возможно, повторю попытку через два года. В итоге, дело до этого не дошло – заявки оказались успешными, и меня пригласили сразу на три программы.

– Гарвард – почти что очевидный выбор, и все же, были ли какие-то нетривиальные доводы в его пользу?

– В Гарварде собран один из лучших профессорских составов. Особенно это касается области международной торговли, которой я сейчас интересуюсь. Возможность учиться у таких людей, как Марк Мелитц, сильно привлекает. 

Кроме того, у меня будут сильные однокурсники, а в академии peer effects крайне важны. На программе оптимальный размер класса – девять человек на бизнес-экономике и около 20-25 на эконом-департаменте. Каждый сможет найти людей с общими исследовательскими интересами; часто случается так, что эти люди становятся соавторами в будущем.

Важный фактор – это те ресурсы, которые предоставляет Гарвард. Прежде всего, это касается институциональной поддержки при проведении исследований – доступ к уникальным данным компаний и госорганов, возможность ставить лабораторные и полевые экономические эксперименты.

Ну и, безусловно, сам бренд Гарварда играет роль при дальнейшем устройстве на работу – на исследовательские позиции в университеты, места в регуляторах, хедж-фондах и других организациях, где требуется продвинутый экономический анализ.

– Как устроен процесс поступления? Что было самым сложным?

– Для поступления в топ-5 нужны сильные рекомендации, образцовый средний балл и рейтинг, высокие баллы TOEFL и GRE, хорошее мотивационное письмо. Иногда требуют черновик диплома или пример небольшого исследования. Рекомендации от людей, с которыми ты вел научно-исследовательскую работу, являются, пожалуй, самым важным сигналом для приемной комиссии. В эти университеты подаются лучшие студенты со всего мира, и должно быть что-то, что выделяет тебя среди всех остальных. В целом, поступление – процесс несложный, только надо начинать сильно заранее. Приблизительный список рекомендателей, сданные тесты, черновик мотивационного письма, идею для диплома уже хорошо бы иметь к началу осени перед поступлением. Понятно, что, когда человек откладывает все до последнего месяца, бывает очень непросто.

– Когда ты понял, что хочешь строить академическую карьеру?

– Экономикой я заинтересовался в старших классах, когда учился в матклассе 57-й школы. Сейчас в школе есть отдельный экономико-математический класс, но в мое время у нас был только базовый предмет, час в неделю по учебнику Липсица. Экономика казалась мне чем-то средним между математикой и историей, которые мне очень нравились. Я начал что-то читать дополнительно, и чем больше я читал, тем больше понимал, что экономика – это то, чем я хочу заниматься. С одной стороны, экономика – это, прежде всего, социальная наука, которая задает вопросы про устройство общества и требует понимания общественных процессов. С другой стороны, чтобы стать экономистом, необходимо уметь формализовать свои идеи и пользоваться математическим аппаратом.

После победы на Всеросе [Всероссийской олимпиаде школьников по экономике - прим. ред.], я пошел на Cовбак. Я не вычеркивал для себя возможность работы в индустрии. На первом курсе я ходил на встречи с представителями консалтинга и инвестиционных банков, которые на регулярной основе устраиваются Центром карьеры и лидерства РЭШ, участвовал в нескольких кейс-чемпионатах. Однако я понял, что исследовательские вопросы для мне интереснее, и это то, чем я хочу заниматься далее.

– Почему после Олимпиады ты выбрал именно Совбак?

– Во-первых, я посмотрел на те курсы, которые здесь читают. Фундаментальные курсы для общего развития от лучших приглашенных преподавателей и профильные экономические курсы, которые читают профессора с PhD ведущих университетов мира – это сочетание казалось серьезным. Это и оказалось серьезным. Совбак – это сильная программа, конкурентоспособная на мировом уровне.

Экономика требует широкого взгляда на мир и умения смотреть на вещи с разных сторон. Совбак учит умению мыслить в рамках самых разных дисциплин, а затем на эту основу накладывает специализированные экономические курсы. Для меня курс по «Истории искусств» не менее ценен, чем курсы по машинному обучению или прикладной микроэконометрике. На Cовбаке ты растешь не только профессионально, но и как личность, и это важно.

Кроме того, я понимал, что меня будет окружать 50-60 отобранных студентов, умных и целеустремленных. Средний уровень играет большую роль, потому что задает темп дискуссий на занятиях и влияет на качество твоего общения. Многие курсы на Cовбаке преподаются в маленьких группах по 15-20 человек. Следствием этого является тесный контакт с преподавателями и более индивидуальный подход. Многие совбаковские курсы просто не могут быть прочитаны так же для поточных аудиторий на 200 человек.

– Какую роль сыграл Cовбак в твоем поступлении?

– Мое поступление в Гарвард – это во многом следствие того, чему меня здесь научили. Все умения и навыки, которые нужны для того, чтобы проводить экономический анализ, даются на Cовбаке в достаточной степени. Прежде всего, это касается умения анализировать данные и строить модели. Кроме того, за время обучения на Cовбаке я отшлифовал свои навыки владения письменным и устным английским.

Пожалуй, главный фактор – это та база, которую дает Cовбак. Математика для экономистов читается здесь на серьезном уровне. Я говорю про такие курсы, как динамическая оптимизация или случайные процессы. В мой год эти курсы к нам пришло слушать несколько студентов матфака, что в целом весьма показательно. Анализ данных и эконометрика тоже даются в достаточной степени. Знания, приобретенные на курсах по анализу данных, прикладной микроэконометрике и машинному обучению, я использую практически ежедневно в работе над исследовательскими проектами.

Второй важный момент – это так называемые soft skills. Умение четко и убедительно презентовать свои идеи на английском языке мне очень помогло в работе и при поступлении. Эти умения тренируются на Cовбаке за счет фундаментальных курсов и культуры устного и письменного общения – презентаций, эссе, семинаров. Когда я ездил по обмену от ВШЭ в Университетский колледж Лондона на втором курсе, несколько курсов там требовали написания длинных эссе, и мои работы были высоко оценены. Профессора, с которыми я работал на международных исследовательских проектах, неоднократно отмечали мою способность к коммуникации на английском языке. При поступлении в Гарвард у меня было интервью, где требовалось рассказать про себя и преподнести свои сильные стороны за ограниченный период времени. Навыки коммуникации часто недооценивают, однако на деле они играют большую роль. Их я во многом приобрел за время обучения на Cовбаке.

Третье – это гибкость программы. Совбак дает возможность получить все, что необходимо для достижения успеха в выбранном направлении. Здесь каждый студент строит собственную траекторию, необходимую для достижения целей. Программа дает много свободы, и это хорошо, когда знаешь, как ей пользоваться. Если у тебя есть цель – неважно, в академии или индустрии – гибкость программы позволит тебе максимально эффективно подойти к ней. У тебя есть возможность послушать нужные курсы и оставить свободным нужное время. Те мероприятия, которые устраивает Центр карьеры и лидерства РЭШ, Центр письма и коммуникации РЭШ, научные семинары ВШЭ и РЭШ, открывают огромные возможности – главное не упускать свои шансы. Программа помогает всем, хотя цели у всех разные.

Четвертое – это сообщество РЭШ. Благодаря международным академическим связям РЭШ, я смог поучаствовать в исследовательских проектах, на которых я бы не смог оказаться иначе. Профессора РЭШ писали мне рекомендации и давали ценные советы по поводу поступления. Кроме того, я много советовался с выпускниками РЭШ, которые сейчас учатся в ведущих аспирантурах мира. Сообщество РЭШ очень тесное и всегда готово помогать своим членам.

Пятое – это бренд РЭШ. Что меня особенно поразило, когда я ездил в Гарвард на знакомство с однокурсниками, так это то, что почти все профессора и студенты на эконом-департаменте знали о существовании РЭШ. Когда я говорил, что я из Москвы, несколько раз сразу получал встречный вопрос “New Economic School?” – чаще угадывали только университет Боккони у итальянцев. Это говорит о том, насколько бренд РЭШ узнаваем в узких специализированных кругах. Несмотря на то, что совместный бакалавриат существует меньше 10 лет, я не первый и даже не второй студент, который отсюда поступает в Гарвард.

– Что бы ты посоветовал будущим первокурсникам, которые еще в начале пути?

– Мой главный совет – как можно раньше найти долгосрочную цель и активно к ней идти. Многие первокурсники еще не знают, что им интересно. Так вот, первый курс Совбака, пока предметы несложные, – отличное время для того, чтобы походить на разные мероприятия и что-то понять про себя. Если рано выбрать цель, много работать и быть активным, то обязательно подвернуться шансы, которыми можно будет воспользоваться.

Еще есть одно важное предупреждение. Совбак дает возможность сделать жизнь легкой из-за гибкости программы. Так вот – не стоит этого делать. Этой свободой надо пользоваться для собственного роста. Не нужно тратить время или брать легкие курсы для повышения среднего балла. Время на Совбаке стоит тратить на интересные сложные курсы, part-time стажировки, исследовательские семинары, научные проекты, изучение языков, кейс-клубы. Тогда можно чего-то добиться, если только захотеть.

Интервью взяла студентка Совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ Елена Томулец (BAE’2021)

3757 человек прочитали эту новость, 53 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?