• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Наша цель – увеличить свободу выбора для студентов» – ректор РЭШ о Совместном бакалавриате РЭШ и ВШЭ

Ректор РЭШ Рубен Ениколопов рассказал о том, как именно проходит обучение на Совместном бакалавриате РЭШ и ВШЭ, и какие возможности открывает перед студентами программа


В каком случае человеку, который хорош в математике, стоит становиться экономистом?

Нужно просто понимать, что тебе интересно. В экономику стоит идти тем, кто хочет использовать строгие математические методы для изучения поведения людей. Если вас интересует то, как ведут себя люди, и вы хотите изучать это с использованием методов, которые скорее ближе к естественным наукам, чем к гуманитарным, то экономика занимается как раз этим.

Сейчас все популярней становятся образование и работа в области компьютерных наук. Какая может быть польза от экономического образования для людей, которые работают в области цифровых технологий?

От того, что сейчас бурно развиваются новые компьютерные технологии, прежде всего, в области обработки и анализа данных, экономические вопросы никуда не исчезают и не становятся менее важными. Наоборот, появляется огромное количество новых интересных вопросов, на которые новые методы в области data science как раз дают возможность получить ответы. Но вот задавать правильные вопросы ­– это уже совсем другой навык. И экономическое образование очень полезно именно для того, чтобы научится задавать правильные вопросы, на которые уже потом можно отвечать с использованием всех новых методов digital science и программирования. Знание этих методов, конечно, очень важно, и поэтому на Совбаке есть курсы и по науке о данных, и по машинному обучению, и по информатике. Но изучение поведения людей с точки зрения экономики дает дополнительные возможности. Ведь даже если вы работаете в самой что ни на есть IT-компании, в конечном итоге вы создаете технологию для людей, и для этого вам нужно понимать, что вообще этим людям надо. Это основная проблема разработки продуктов. А реализация – уже вещь техническая. Она, безусловно, очень сложная, ее делают настоящие профессионалы data science и т. п. Так что в итоге выбор заключается  лишь в том, что вам интереснее – постановка правильного вопроса или реализация решения. И то, и другое крайне важно и интересно, так что выбор зависит от ваших личных предпочтений и интересов.

Почему РЭШ так гордится теми, кто поступил на PhD?

Мы гордимся не тем, что у нас много студентов, которые поступили на ведущие докторские программы. Мы гордимся тем, что наши студенты могут поступить туда, если захотят. Во многих других местах такой возможности попросту нет. Там люди, может, и хотели бы, но они могут вообще не знать о такой опции, либо им приходится идти к этому какими-то обходными путями, например, заканчивать определенные магистратуры. А студентам Совбака этот путь открыт сразу и напрямую. И сделать это могут не отдельные выдающиеся гении, a практически каждый из наших студентов, кто захочет поступить на PhD.  

Наша главная цель – увеличить свободу выбора для студентов. На самом деле, нашими выпускниками в бизнесе мы гордимся не меньше, чем теми, кто выбрал PhD. Просто поступление на PhD служит некоторым маркером. Степень квалификации на этих программах настолько высокая, что барьер на вход туда выше, чем на начальные позиции в бизнесе. Те, кто поступает на PhD, точно могли бы устроиться на престижную работу. Если вы прыгнули два с половиной метра в высоту, то два вы уж точно как-нибудь прыгнете. Поэтому мы гордимся теми, кто прыгнул два пятьдесят. Это сигнал о том, что так могли сделать практически все наши студенты, просто не захотели, сделали другой выбор.

С моей точки зрения, успех Совместного бакалавриата основан на двух особенностях – исключительно сильные ребята, поступающие на программу (к нам идет больше половины всех победителей Всероса по экономике, так что в итоге порядка 80% наших студентов являются победителями Всероса), и фокус на фундаментальном и широком образовании. На программе Совместного бакалавриата мы принципиально даем фундаментальное образование, не ограничиваясь только экономикой и финансами. Есть другие учебные заведения, которые стараются быть максимально практичными. Там вы сразу идете на работу и много работаете на производстве – эти заведения называются ПТУ. Смысл же высшего образования в фундаментальной базе, на которой вы потом индивидуально выстраиваете свою траекторию в соответствии с тем, что вам интересно. Чем фундаментальнее база, тем больше у вас свободы. Качество образования во многом определяется широтой траекторий, которые вы можете потом выбрать, а успешность в карьере – тем, интересна ли вам ваша работа.

Очень опасны истории гениев, которых приводят в пример, говоря, что образование не важно. Человек может не получить даже бакалаврскую степень и потом сделать бизнес, стоящий миллионы. Но на одного такого не окончившего вуз миллионера придется миллион тех, кто так же не окончил, но живет на пособие по безработице. Не надо равняться на гениев. Тот факт, что человек вылетел из вуза, не является стигмой, но ориентироваться на это как на нормальное закономерное явление тоже нельзя.

Какому студенту стоит ехать на программу PhD?

Все просто: ехать стоит тому, кто хочет заниматься исследованиями. Если кто-то хочет заниматься исследованиями в области экономики, да и вообще социальных наук, то PhD в хорошем западном университете – это необходимое условие, потому что в России, к сожалению, уровень аспирантского образования несравним с западным.

В России занятие наукой не считается особо успешным, престижным или хорошо оплачиваемым. Что вы думаете об этом?

Такой образ ученого и науки во многом обусловлен именно российскими реалиями. На Западе подобные мысли никому и в голову не придут. Кроме того, вопреки распространенному заблуждению, по крайней мере в области экономики у профессоров вполне нормальные зарплаты даже в России. Зарплата действительно хорошего профессора по экономике ничуть не меньше, а то и превышает зарплаты тех, кто ушел в частный сектор. Важно понимать, что те, кто занимается наукой мирового уровня, зачастую могут также взаимодействовать с бизнесом, с правительством, то есть могут быть очень близки к практическому применению научных исследований. Так что образ бедного ученого, сидящего в башне из слоновой кости, на самом деле не соответствует действительности. Действительно хорошие профессора в экономике и зарабатывают прилично, и на реальную жизнь имеют влияние.

Чем вообще занимаются студенты на докторской программе?

Первые два года очень похожи на бакалавриат – там просто более продвинутые курсы. По факту, люди, которые передумали, могут уйти после этих курсов со степенью магистра. Это в академических кругах считается в некотором роде провалом, но все же такая опция есть. А дальше начинается исследование. Это уже работа. В экономике категорически не принято, чтобы руководитель давал прямые задания в духе «пойди сделай это». Да, вами руководят, но вы все равно уже самостоятельный исследователь.

Кажется, что пять-шесть лет PhD – это много. Но на самом деле университеты и рады бы «избавиться» от аспирантов пораньше. Остаться на подольше – это очень часто выбор самих студентов. На PhD свободы может быть даже больше, чем когда станешь профессором, так что мало кто спешит покинуть университет – это хорошее время.

Можете подробнее рассказать, что ждет студента после PhD?

В экономике, на самом деле, очень централизованный рынок труда. Есть одна конференция, которая происходит раз в год, где собираются все работодатели и все кандидаты, которые оканчивают PhD в этом году, – это тысячи и тысячи людей. Там происходит, собственно, процесс мэтчинга. Это абсолютно глобальный рынок. Туда ездят и РЭШ, и ВШЭ – словом, университеты всего мира. Но туда же приезжает и множество компаний из частного сектора.

Почти все, кто поступил на PhD и получил степень, хотят заниматься академической наукой. Но многие люди с PhD подаются одновременно и в университеты, и в частный сектор. Конкуренция на собственно академические позиции очень жесткая, и больше половины в итоге делают выбор именно в пользу частного сектора. Потому что зачастую в компаниях, особенно западных, есть исследовательские и аналитические отделы, отделы разработки продуктов. Например, есть определенные позиции, на которые в условный McKinsey без PhD вас просто не возьмут. В том же Amazon работает множество людей именно с PhD по экономике, в том числе выпускников РЭШ.

Вообще важно понимать, что PhD повышает уровень открытых для вас возможностей. Студенты бакалавриата часто целятся в какую-то «крутую» компанию, забывая о том, какую должность они будут занимать и какие возможности для карьерного роста у них будут. Однако в реальности значение имеет и то, и другое. У людей со степенью и без может быть одинаковая стартовая позиция, но карьерный рост и потолок – очень разные.

 

Беседовала Елена Томулец (BAE'2021)

Информацию о Совместном бакалавриате РЭШ и ВШЭ можно найти по ссылке.

794 человек прочитали эту новость, 12 отметили, что она им понравилась. А вам интересна эта новость?